Гильдия
Витражей
Воскресенье, 22.10.2017, 00:14
Вошедший, приветствуем тебя в Театре патриархов! | Группа ВКонтакте | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Гильдия Витражей » Улица Странников » Жилые кварталы » Особняк флорентийца » Летописи клана Кряжистого Дуба (заметки об игре King of the Dragon Pass)
Летописи клана Кряжистого Дуба
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Пятница, 20.03.2015, 08:11 | Сообщение # 1

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1035

Награды:
Отсутствует в Театре
Есть такая игра «Король Драконьего перевала». По-английски - «King of Dragon Pass». Игра компьютерная, но базированая на известной в определённых кругах ролевой системе. А по схеме своей очень напоминает любимые мною книги-игры (не забыть бы и о них написать). Когда-то я начал вести летопись клана Кряжистого Дуба. Летопись - как и игра - пока не окончена. Выложу первые её главы (они появлялись на паре сайтов, но не вижу никаких причин не выложить их здесь). Год за годом.

Решил вот излагать историю клана Кряжистого Дуба, которую только что начал в «Короле Драконьего перевала». Прибыв в не до конца освоенные земли, эти ребята – воины и охотники, прежде всего нацеленные на борьбу с хаосом и злом, – взяли себе чуть больше земли, чем полагается, и оборудовали на ней поселение, называемое по-местному «тулой».



На должность главы клана претендовали 35-летний Хиорд, жрец Орланта, и 57-летний Яролор, жрец издавна почитаемого в клане покровителя лошадей Эльмаля, верного тана. Дело завершилось дружеским поединком – победила молодость, и Яролор на время вообще отошёл от дел управления.

Правая рука главы клана – военный вождь, первый среди бойцов. Велик был соблазн дать эту должность молоденькой Арене, жрице воительницы Винги, но старик Маниски, посвятивший себя служению Хумакту, не зря называл себя первым из танов, носящих оружие, и по общему согласию получил почётное место в высшем круге. Эх, как назло, не было среди знати ни одного жреца Урокса – туповатого искоренителя зла. Он бы составил Маниски ту ещё конкуренцию!

Зато в круг с самого начала входил поклонник божка шутов Эурмаля – он же оказался лучшим законником и выгодно отличался от седобородого Ростандоса, толкователя обычаев, весёлым нравом и некоторой придурковатостью.

Остальные ребята были поскучнее. Да и чего расписывать – встречайте!



Что все беды от баб, это мудрые люди давно заметили. Вот и история клана Кряжистого Дуба началась с того, что одна из наших воительниц (женщины тут ещё и воительницами бывают, да! от таких бывают беды в квадрате!) нашла себе подругу во враждебном нам клане, и стали они сёстры названые. После этого обе явились пред светлые очи высшего круга и сказали, что теперь и вражда наших кланов должна прекратиться. Оно, конечно, позыв-то неплохой. Прекратиться должна – но не такими же ультиматумами.

Хиорд сразу заявил, что народ этого мира не хочет, потому что не утолил жажду кровной мести. А шут-законник Хармаст припомнил историю о том, как некто Дорускул побратался с Плохим Королём Урграйном – и закончил свою жизнь на дне ущелья, едва вызвал у побратима зависть. Остальные члены круга признавали дуроголовость нашей воительницы и намекали на незаконность такого ритуала посестринства. Но с утра решение в голову не шло, и круг попросил её заглянуть на недельке. Когда прояснится геополитическая ситуация.

Клан Ундароли, с которым она просила примириться, был далековато, и на его землю мы особенно не претендовали. Другой клан – Орлмарт, с которым у нас также была вражда, был совсем рядом, и в следующий сезон, сезон Огня, было решено предпринять дерзкий набег. Набрав побольше воинов и призвав на помощь союзников-изолтингов, мы пошли в поход.



Битва была ожесточённой, но мы победили. Из простых воинов погибло пятеро, ещё двенадцать были ранены, знать не получила ни царапины. В итоге мы угнали с земель орлмарти коров и лошадей и захватили ценностей стоимостью в 23 коровы. Но пока наши воины ходили бить орлмарти, наши соседи анзарни дерзко пробрались в наши земли и угнали уже наших коров. Правда, из похода мы привели на 20 коров больше.

Да, кстати, о бедах. Беды – они от мужиков тоже бывают. Правда, непутёвые. Как и сами мужики. Вот, например, вскоре после похода выяснилось, что один из наших простолюдинов по имени Кестад приторговывает волшебным вином, изготовленным в племени Колимар. Всё бы ничего, но высший круг ничего об этом не знал, хотя на подобную деятельность испокон веков требовалось официальное разрешение.

«Его нарушение, возможно, кажется небольшим, но подгрызает самые корни нашей власти», - сказал на совете красноречивый Асборн, жрец бога торговли Иссариеса. Его сосед по кругу шаман Гордангар напомнил, что Кестад в своё время нанёс обиду каждому из знатных воинов. С другой стороны, входящие в высший круг женщины напомнили, что у простого люда он очень популярен. И немудрено.

«Отобрать у него скот и сделать батраком – пусть пасёт чужих овец, прецеденты были!» - сказал суровый Маниски. Хиорд предложил ограничиться выговорешником, но лучше всех рассудил Хармаст: вино отобрать и тут же выпить самим, а Кестаду сообщить, что дальше будет хуже. Так они и поступили.



Следующий сезон был сезоном Земли. Традиционно мы не предпринимали военных походов. Наши стада и поля показались нам обильными. Наши запасы – тоже. Но вожди всё-таки передвинули межи, уменьшив пастбища – и совершенно напрасно. В тот же сезон не всем животным хватило корма, и некоторые умерли. Мы же решили исследовать земли своей тулы и отправили старика Ростандоса со свитой воинов обходить окрестности.

Находки не заставили себя искать. Воины набрели на россыпь священных камней. Волхвы заявляли, что в них обитают спящие духи. «Что с ними делать?» – спросили воины. Вождь Хиорд тут же повелел рассказать о чудесной находке соседям – чтобы уважали и боялись. Их очень впечатлило.

Вскорости в тулу прибыли беседующие-с-духами – не совсем нормальные бродяги не из нашего района, предлагающие различные услуги и товары. Многие в круге предлагали прогнать их, а Хармаст из страха и сердоболия – сначала накормить, а потом прогнать. И лишь торговец Асборн, да знаток волшбы Гордангар дуэтом предложили купить у них пару-тройку фетишей для ловли магии. На всякий случай. Каждый обошёлся нам в кусок серебра стоимостью в пятнадцать коров, но Асборн уверял, что мы можем себе это позволить.



Эх, лучше бы мы в это время вернули на место межи. Охотница Рената, присматривающая за состоянием наших стад, сообщила о том, что животные гибнут-таки от голода, и с этим надо что-то делать. А Ваниот, жрица богини земли, добавила, что и урожая на всех не хватит – скот придётся забивать.

Но старик Маниски посоветовал решить проблему военным походом на тех же орлмарти. Вместе с изолтингами мы стремительно атаковали их, прежде чем они завершили свои боевые ритуалы, и в «жестокой битве», как рассказывал потом Маниски, заставили их бежать. Сами же вновь забрали коров и лошадей и прочего по мелочи.

Но радовались мы недолго. Дочь одного из танов (я уже говорил про «все беды от…»?) начала мутить воду в туле, уверяя земледельцев, что круг действует лишь во благо воинов, а воинам заявляя, что круг идёт на поводу земледельцев. И делала вывод о никчемушности вождя и высшего круга. «Все говорят, что воины её любят, но я лично ни одного не знаю», - проворчал Маниски.

Вождь Хиорд заявил, что необходимо принять строгие меры, а Асборн прямо сказал, что не знает, какими бы словами успокоить девицу, и единственный выход – изгнать её. Ведь когда добрая Ваниот пыталась по-женски объяснить ей, что такой нигилизм опасен для всего племени, та отвечала, что опасны для племени мы сами, а её прямота – единственное, что удерживает народ от восстания.

«А мне её находчивость нравится!» - резюмировал Хармаст. В итоге было решено выдать её замуж за кого-нибудь из клана Яблока (он славился тем, что перевоспитывал преступников и разбойников). Но и яблочники от неё отказались, побоявшись, что и её дети будут такими же взбалмошными.

Не решив, по сути, этого вопроса, клан вступил в сезон Бурь. «У нас не хватает скота», - рассудил круг. Единственно верное решение – поход, намекнул Маниски. И мы направились на знакомых уже орлмарти. В самой гуще сражения вождь Хиорд проявил похвальный героизм, и врагам хватило уже этого, чтобы бежать. Но, разумеется, когда мы пригнали коров, выяснилось, что добрые соседи успели пощипать и наши стада.

Чтобы как-то обезопасить тулу от непрошенных гостей, Яролор, старый жрец Эльмаля, решил выполнить старинный ритуал и начал мистерию под названием «Эльмаль охраняет землю». Двадцать воинов-изольтингов участвовали в ритуале вместе с волхвами и воинами нашего племени, и Яролор вошёл в страну мифов – в образе самого Эльмаля.

Итак, согласно мифу, громовержец Орлант отправился на великие подвиги, оставив бога солнца, защиты и коней Эльмаля охранять те земли, где он обитал, от сил хаоса. Стоило Орланту скрыться за холмом, появился ужасный Кожеед, поющий ужасную Песнь раздирания, от которой у людей трескалась кожа и шла кровь…



Честно говоря, этот фрагмент не для слабонервных – если что, не читайте его.

Долго бился Яролор-Эльмаль с Кожеедом, терпя всяческие увечья, но вот он ослепил чудовище своим великолепием. Оно тут же оторвало ему руку, но и тут не растерялся воин – и другой рукой убил его. Когда бой завершился, все увидели, что Яролор буквально разодран на части. Волхвы долго совещались, чем бы пожертвовать, чтобы суметь сшить героя обратно. И отдали земле самое искреннее – свои слёзы.

И когда он сшил себя по кусочкам, возликовали и клан Кряжистого Дуба, и Грозовое Племя далёких времён. Но надвигался новый враг – Породительница Нарывов, сама вся в тех же нарывах. Но Эльмаль сначала ударил её по ногам, потом стал наносить удары по ней ветровым мечом Орланта. В этом бою лопнула кожа на ногах у Яролора, и он едва мог стоять. Но он пронзил Породительницу Нарывов копьём, и она погибла, выпустив из себя зелёную мерзость, и рухнула прямо на Яролора – и ему снова пришлось несладко, потому что всякая плоть, которой касалось это чудовище, начинала таять. Но волхвы уже знали, что делать в такой ситуации, и от всего сердца зарыдали.

Очень вовремя, потому что не успел герой себя сшить, как появился Породитель Дурного Роста (как-то так его зовут) и стал угрожать Эльмалю жуткими опухолями. Но герой швырнул ему в пасть своё верное копьё, и чудовище сразу сникло. Но потом превратило копьё в ядовитую змею, и та укусила своего бывшего хозяина. Тогда Яролор-Эльмаль прибег к другому старому приёму и стал жечь его светом своего великолепия. Но пока он жёг, чудовище заставило его лицо распухнуть так, что оно отвалилось от черепа. Тогда герой вскочил на священного коня и стал кружить вокруг чудовища, и у того закружилась голова и мозг розовой жижей стал вытекать через уши. Оно было вспрыгнуло на коня к Эльмалю и стало душить его, но вскоре погибло от полной безмозглости. А Яролору снова пришлось себя сшивать под плачи соклановцев.

Тут лёгкие испытания кончились, и начались тяжёлые. На следующий день Яролор-Эльмаль встретил прежнюю возлюбленную, и та стала горевать, что была когда-то неверна ему: «Ты был так этим сломлен, что позволил этому выскочке Орланту украсть твою гордость. А сейчас кроме тебя в мире нет света, и я вижу свои ошибки и пришла, чтобы снова быть с тобой». И позвала его в укромное и милое местечко – подальше от охраняемых им варваров.

Но не поддался Эльмаль и ответил, что Орлант не украл его гордость, но пробудил её. И тут же выяснилось, что это вовсе не прежняя возлюбленная, а существо хаоса по имени Говорящий Ложь. Нет бы уничтожить его – Эльмаль дал ему уйти.

А на следующий день к нему пришёл известный в округе слепой прорицатель, который с воем сообщил, что дни Орланта сочтены, и даже показал ему картинку, на которой было чётко видно, что Орлант сидит в глубокой яме, откуда не выбраться. Прорицатель призвал Эльмаля самому возглавить племя и стать королём вместо Орланта (тот, если что, был королём). Без короля племя погибнет, сказал прорицатель, и многие люди в племени стали предлагать ему корону.

Но и тут не поддался Эльмаль. «Это лжепрорицатель», - сказал он. И был прав. Под деревянной маской оказался всё тот же Говорящий Ложь. Он опять сбежал, но Эльмаль знал, что он вернётся, и стал готовиться.

На следующий день действительно пришёл человек, похожий на Императора (это вредное такое божество – противник Орланта, очевидно, имеется в виду Йельм-император из мифов этого народа). Эльмаль решил попотчевать гостя и предложил ему свою душу в виде прекрасного жеребца. Гость – а это, чего уж там, снова был Говорящий Ложь, - радостно согласился, но стал добиваться от Эльмаля обещаний служить хаосу или Императору.

«Хаосу, хаосу!» - закивал Эльмаль. И обрадованный Говорящий Ложь тут же с голоду и проглотил жеребца. А надо вам сказать, что Яролор-Эльмаль проделал интересный финт ушами: вместо души жеребец оказался самим Яролором во всём его великолепии. А попав внутри Говорящего Ложь, увидел он, что служитель хаоса изнутри – ничто, и его постоянно меняющиеся личины лишь прикрывают это ничтожество. Вооружившись таким знанием, разорвал Эльмаль врага изнутри острыми краями щита, который дал ему Орлант. И так враг был уничтожен.

Яролор вернулся в страну смертных, и толкователи сказали, что теперь зоркий Эльмаль будет несколько сезонов оберегать племя от вторжений.



Тут как раз подошла делегация орлмарти, уставших от наших набегов. Они предложили нам 25 коров взамен на обещания не трогать их. «А давайте возьмём – и тут же нападём!» - пошутил Хармаст. «Нельзя! - сказала строгая Ваниот. – Иначе боги нас накажут». Вождь Хиорд и практичный Асборн сошлись во мнении, что неплохо бы потребовать ежегодную дань, а то и вовсе не идти ни на какую мировую.

«Если уж и давать ответ, то честный, - сказал Маниски. – Можно согласиться на эти 25 коров. Но никакой дани или завышения платы». И мы согласились и заключили с орлмарти перемирие на десять сезонов. Со всеми обязывающими клятвами.

Тут и наступил Новый год – время подведения итогов и совершения ритуалов. В минувшем, 1330 году в клане Кряжистого Дуба родились 33 младенца, и 20 человек прошли инициацию и стали считаться взрослыми. Численность клана увеличилась на 8 человек. Пополнились стада, оскудели зернохранилища, но вроде как еды народу хватило. Вот такой отчёт.



Им пока и завершу первую летопись.


 
 
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Воскресенье, 22.03.2015, 18:44 | Сообщение # 2

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1035

Награды:
Отсутствует в Театре
Итак, в клане Кряжистого Дуба новогодние праздники: прорицатели предсказали обычный урожай земледельцам и беды ремесленникам. Осталось провести необходимые обряды. Надо сказать, что волшебство в этой игре – тоже ресурс. Он выражается в баллах волшбы, которые можно тратить в битвах и всяких экстренных ситуациях. Обычно эти баллы теряются при неудачном выполнении мистерий, а в случае клана Кряжистого Дуба – при неудачном набеге в Тёмный сезон, когда пути занесены снегом. Получить их можно с благословениями, удачными выполнениями всяческих эзотерических поручений – ну и каждый год их сколько-то прибывает.

Обычно на все новогодние обряды волшебства не хватает, и чем-то приходится жертвовать. Но на этот раз волшебства было много (аж 19 баллов!), а возможностей его потратить – мало. Как военный клан, мы не имели права проводить обряды, связанные с благополучием стад (мол, свои стада должны добывать оружием). Нам не дали провести обрядов, направленных на повышение деторождения, общение с духами и благополучие стад. Скудными оказались возможности по части урожаев и здоровья клана (хотя здесь дело можно было бы поправить, присутствуй в круге жрец богини врачевания). Поэтому волшебство легко разошлось на дипломатию, охоту, походы в страну богов, торговлю и, конечно же, войну. И ещё осталось 6 баллов резерва.

«Прежде всего, нужно озаботиться урожаями, а значит – жертвоприношениями богу пахарей Бартару, - сказал Хиорд старому Маниски в первый день Морского сезона. – И ещё надо бы принести жертву…»

«Хумакту», - бросил Маниски. С одной стороны, чего ещё ожидать от старого вояки? Но тон, которым он это произнёс, насторожил вождя. И он спросил, не случилось ли чего. «Посмотри на меня, Хиорд, - сказал Маниски. – Я стар, на моей голове почти не осталось волос, которые не были бы седыми».

«Брось, тебе едва за шестьдесят. Ты ещё перспективный политик и вполне послужишь клану лет двенадцать!» - заявил вождь.

Предводитель воинов улыбнулся: «Ты говоришь с тем Маниски, которого видишь. Но ты не смотришь туда, где сейчас мои мысли. Мои мысли там, где я уже немощен и дряхл. Мне нужна смена, Хиорд. Не сегодня. Не через год. А тогда – понимаешь?»

Столь сложные экзерсисы в планировании были явно не по душе вождю. И даже хорошо, что этот разговор прервал один из воинов дальнего дозора, прибывший с докладом. Не так далеко от нашего поселения обнаружилась богатая пахотная земля, населённая странными существами. Не звери и не люди, они больше всего напоминали огромных уток с человеческими пропорциями тела. При этом в поведении они следовали обычным традициям орланти и называли себя руническими утками.

Вскоре весь клан собрался для обсуждения вопроса: что делать с новоявленными соседями. Земледельцы и воины, обычно противоречащие друг другу, на этот раз были удивительно единодушны: уток согнать, землю забрать.

«Если мы не согласимся, нас оглушат возмущёнными криками», - предупредил Хармаст. Но Ваниот тут же ответила, что если мы начнём набег сейчас, когда традиция призывает вспахивать землю, то останемся без еды.

Практичный Асборн предложил обложить уток терпимой данью – чтобы они не вздумали дать отпор. А старик Маниски и волхв Гардангар согласились с тем, что нельзя недооценивать древние народы, исконных обитателей этих мест, и даже было бы резонно заключить с утками равноправный мирный договор.

«Ох, огребём мы от своих…» - вздохнул Хиорд, но направил к красноклювым послов.



Утки сочинили про нас славные песни и обещали отрекомендовать своей болотной родне. Может, и заманчивая перспектива, но никто в клане её не заметил. Об утках бы ещё долго говорили, если бы не земледелец Уренстанд, повздоривший с соседом из-за межи. Невелика беда, но сосед его Йотисан принадлежал к клану анзарни.

Разобраться, кто именно передвигал межевые камни, всегда непросто. Поучительную историю в этом отношении рассказал Хармаст: когда о меже спорили боги Барнтар и Эльмаль, рассудил их пакостник Эурмаль – напоил обоих допьяна и сам, как ему заблагорассудилось, передвинул все межевые камни в долине.

Ваниот и Рената справедливо отметили, что обсуждаемый клочок земли был важен для спорщиков, но не для процветания клана в целом. Хиорд уже раздумывал, не отправить ли гонцов к анзарни, но памятуя, как они увели у нас коров, Маниски предложил припугнуть Йотисана, и тот, скрепя сердце, согласился уступить Уренстанду.

Да, кстати, если кто помнит воительницу, призывавшую брататься с ундароли, - она, похоже, позабыла свою названую сестру и все свои требования. Не сложилась дружба женская.



К исходу Морского сезона Рената сообщила, что племени категорически не хватает землепашцев. И нужно что-то с этим делать. Может быть, даже пригласить в клан чужаков. А Асборн рассказал, что наша обида Йотисану не прошла даром – анзарни поклялись истребить нас, и теперь мы с ними кровные враги.

Начался сезон Огня. Самое время для военного похода. Возможно, как раз в соседние земли анзарни. И призвав на помощь изолтингов (как раз они и рассказали нам о злобе анзарни), мы отправились в набег. Битва была долгой и началась с очень опасного эпизода. Маниски поразили копьём в голову, и если бы не отважный лекарь Эльмаландти, он бы погиб от вражеского оружия. Но в итоге наше волшебство оказалось сильнее, а взятые в поход женщины-целительницы спасли от смерти шестерых воинов, а восьмерым залечили раны. Домой войско вернулось в полном составе. Да, кто-то хромал, кто-то стонал, но мы привели 20 коров и 5 лошадей. И принесли ценности. Наши враги анзарни потеряли четырёх танов и двадцать четыре воина из простолюдинов, а раненых было общим числом сорок девять.

Но, конечно, пока мы ходили к одним соседям, другие пощипали наши стада. И, конечно, нас ждал ещё один проситель. Разумеется, просьба касалась представительницы прекрасного пола. Даже двух. Вкратце: наш воин полюбил девушку из клана орлунди, но её мать (как назло, входящая в высший круг клана) заявила, что отдаст её в жёны, только если он украдёт волшебный плуг у изолтингов. И воин просил на это позволения.

Что бы там ни говорил острослов Хармаст, как бы там ни вторил хитроумный Асборн, вот так предать союзников не подымалась рука и не поворачивался язык. Жаль, Маниски лежал с пробитой головой – а то бы вытряс дурь из подчинённого. Мы пытались отговорить парня от этой затеи – чего ж идти на поводу у коварных и жестоких женщин? – и он, казалось, согласился, но потом втихаря отправился к изолтингам, но те покромсали его мечами, и он ретировался. Кстати говоря, потенциальная тёща тут же запретила дочери любые контакты с этим неосмотрительным молодым человеком. Поучительно.

Едва Маниски поправился, высшему кругу снова пришлось разбираться с девицей-клеветницей – той самой, которую яблочники не захотели принимать в свой клан. Учитывая, что отношения между воинами и земледельцами уже начали накаляться, мы объявили её преступницей и изгнали из клана. Удивительное дело – мало кто спорил с этим решением!



Сезон Огня ещё не завершился, и мы снова пошли в атаку на анзарни. Воинов у них было уже не так много, и мы решили взять пленных, чтобы потом получить за них выкуп. Увы, в этом мы не преуспели, но снова увели коров и коней. В этой битве никто не погиб, и лишь красавице Арене было горько из-за того, что она не поквиталась в битве с Брангбаном, убийцей её двоюродного брата. (Кстати, этот пассаж странен: в тексте говорится, что Брангбан убил её брата во времена нашей усобицы, хотя в боях с анзарни мы не потеряли одного воина, тем более знатного.)

В сезон Земли решено было как-то улаживать вопрос с нехваткой зерна. К соседям зетнорингам в сопровождении воинов отправился бывалый торговец Харран: он выменял сто голов скота на двести с небольшим мер зерна.

Кстати, всякие товары, волшебство и сокровища – не единственный предмет взаимоотношений между кланами. Если ещё такая штука, как услуга. Услугу обещают за услугу. Потом обещание припоминают – и услугу можно стребовать в виде еды, военной помощи, волшебства и так далее. Об обещании можно забыть, но это позор на весь перевал.

Так, когда к нам пришёл тан из клана Хендарт и попросил взамен за полученное когда-то добро поделиться тридцатью коровами, практичный Асборн даже предложил дать ему больше – надеясь щедростью завоевать расположение в будущем. Хотя принятая цена услуги – 15-25 коров, как не преминул сказать Гордангар. И кстати, наша щедрость вызвала неудовольствие земледельцев, которые тут же сказали, что теперь умрут с голоду. Ох уж это простонародье.

Кстати, земледельцев в клане явно не хватало. И мы решили принять в клан бродяг и скитальцев и пригласить родню, оставшуюся в той далёкой стране, откуда мы прибыли на Драконий перевал. Разумеется, мы не стали предлагать им скот – только землю. Чтобы наши недовольные скотовладельцы не рассудили, что мы снова их ущемляем.

Но чего уж там – земледельцы взбеленились и во главе со старым Минаритом пришли жаловаться на то, что мы слишком часто воюем. «Что пахарю помои, воину – мёд», - смачно процитировал Маниски. Гордангар предложил было выдать всем челобитчикам по корове, чтобы успокоились, но Асборн запротестовал – если так просто коров раздавать, они сюда, как на работу, ходить будут.

«Из-за ваших войн страдают наши урожаи!» - сетовал Минарит. Ваниот шепнула вождю, что это глупости, и тот, почувствовав в себе прилив красноречия, указал простолюдину на очевидную несостоятельность аргументации.

В общем-то, урожай осенью был обычный. Но мог бы быть лучше. А в Тёмный сезон с далёкого севера пришла ужасная буря, от которой особенно несладко пришлось скоту. Поговаривали, что в метель где-то в окрестностях видели ледяных демонов - хольри. Неудивительно, учитывая нашу старинную вражду с их королём Валиндом.

«Демонов можно победить! Мы всегда их били» - заявил Хармаст. И Маниски, кивнув, приказал десятерым благородным воинам отправиться с ним. Битва была отчаянной и безрезультатной. Семь воинов погибло, а хольри в итоге ещё долго продолжали хозяйничать в наших краях, терзая людей и скот. И только Ваниот не унывала, говоря, что когда снег сойдёт, вода напитает наши поля новыми силами.



До исхода Тёмного сезона мы набрали новых воинов, доведя их число до двенадцати. Но отношения с земледельцами ухудшились вконец. Сезон Бурь было решено начать пиром. Большим. Асборн предлагал пригласить соседей, но у нас и своих едоков хватало. Когда же клан спал после долгих возлияний, на тулу напали тролли. Дозорные их проморгали, и в итоге мы существенно уступали врагу в численности. Надеяться приходилось лишь на волшебство, да на храбрость танов.

Отличился в битве молодой жрец Хумакта по имени Дерик. Он кинулся туда, где приходилось тяжелее всего – на битву с берсерком троллей. Этот безумный гигант ходил вдоль загонов, походя убивая коров, и наши воины в страхе бежали от него. Дерик бился с ним один на один. Никто не видел этого боя, но уже потом мы заметили на его щите следы от огромных зубов, а в разных углах загона – останки тролля, который продолжал драться даже после смерти.

Но на стороне чудовищ была ночь, и тролли вынудили нас отступить. Они увели с собой свыше полусотни коров и семь лошадей. Девять наших воинов были убиты и сорок ранены.

Через некоторое время в тулу пожаловали и другие гости – южные чародеи, по их словам, служащие фараону – тому самому тирану, от которого мы в своё время сбежали на перевал. Они разыскивали клан под названием Горинд, На наш вопрос «Зачем?», они грубо ответили, что это не наше дело, и нам ещё повезло, что разыскивают не нас.

«Мы никогда не слышали о клане Горинд», - сухо ответил Хиорд (нападать на чародеев было слишком опасно – волшебные запасы клана иссякли, а из воинов в строю были лишь шестеро). Чародеи наставили на него свои странные булавы-побрякушки, но и тогда вождь не повёл и бровью.

«Он говорит правду», - сказал один из чародеев предводителю отряда. И они ушли столь же внезапно, как и появились.

Дабы обезопасить себя впредь от таких визитёров, круг решил снова набрать воинов из способнейших представителей клана. В этот сезон Бурь мы ни на кого не нападали. Зато нападали на нас. И, кстати говоря, хотя все воины оставались дома, хитрые орлуски сумели увести у нас тридцать три коровы.

Это был год раздоров и распрей – и встреч с иными обитателями Драконьего перевала, не все из которых оказались нам по зубам…



Засим завершаю вторую летопись.


 
 
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Четверг, 02.04.2015, 23:42 | Сообщение # 3

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1035

Награды:
Отсутствует в Театре
К Новому году волшебства прибавилось, но не намного. На все ритуалы явно не хватало, а ещё ведь нужен резерв. Вне сомнения, нам нужны хорошие урожаи (хотя знамения обещали «более или менее обычные»), резонно предположить, что и военная волшба не помешает. Прорицатели видели сон о боге торговцев Иссариесе, который, мол, привёл их в зал, полный восхитительных сокровищ. «Несомненно, он наградит нас, если мы сами сумеем заполучить больше сокровищ в ближайшие год или два», - подытожили наши оракулы. А резоннее всего искать сокровища в стране богов. Значит, и это тоже наш приоритет…

Не успели завершиться посевные работы и наши жертвоприношения богине плодородия Эрнальде, как тула подверглась новому нападению – на этот раз конных кочевников. Полторы сотни всадников налетели так стремительно, что дозорные не успели предупредить вождей об опасности, и встречать врага вышли лишь те, кого удалось быстро собрать.

Увидев, сколь многочислен враг, Маниски приказал воинам по возможности избегать яростной битвы и лишь выдворить кочевников из тулы, не преследуя их и не пытаясь взять пленных. Обе стороны понесли потери, но мы победили.

«В который раз уже твои орлы проворонили врага?» - ехидно поинтересовался Хармаст у Маниски, когда опасность уже миновала.

«Нужно набрать новых воинов и усилить дозоры!» - сурово сказал Хиорд.

«А давайте всех сделаем воинами! Мы же военный клан!– съязвил Хармаст. – Меж тем как я – и некоторые не столь мудрые товарищи по кругу уже который год предлагают построить дозорную вышку!»

«Только сначала – храм Эрнальде!» - добавила Ваниот.

К концу Морского сезона Маниски собрал сведения о тех диких всадниках. Торговцы и воины из других кланов говорили, что они поклоняются врагу Орланта – злому императору Йельму – и всю жизнь проводят в седле, за что их прозвали «конским отродьем». «Их сейчас очень много к западу отсюда, и надо быть во всеоружии», - предупредил Маниски.

Печально было, что при этом мы продолжали враждовать с тремя местными кланами. Срок перемирия с орлмарти скоро истекал, а люди Кряжистого Дуба устали от усобиц. Хиорд подумывал было отправить Асборна на переговоры об окончании кровной вражды, хотя нам просить об этом не пристало – они были намного слабее. Выручили сами орлмарти. Они прислали переговорщиков сами.

«Эти края пригодны для жизни и торговли, а пахотной земли хватает на всех. Так почему бы нам не завершить наши бесплодные распри? Зачем вселять радость в сердца других врагов, воюя друг с другом, вместо того, чтобы проливать их кровь?» - так говорили посланники орлмарти.

Каждый в круге высказался за мир – кроме, как ни странно, Ваниот, которой казалось, что не все наши воины отмщены. Гордангар предлагал взять заложников мира из числа благородных юношей – либо заставить их передать в другой клан коров, которых мы получили бы, нарушь орлмарти договор. Асборн, напротив, говорил, что нужно удивить посланцев щедростью и обсудить всё на пире в их честь.

Но пир – это хмель, хмель – это спор, а спор – это драка. С этим, как ни странно, согласился даже Хармаст, большой любитель выпить и побузить. Поэтому переговоры продолжались в самой трезвой обстановке. Орлмарти предложили нам 27 коров, мы в ответ дали им товаров на ту же стоимость (товары считаются несколько дешевле, но и мы несколько сильнее). И хотя кланам не удалось разрешить давнишние споры и заключить мир, враждебность улеглась, и мы решили продолжить обсуждение позже.



«Зато коров прибавилось, - сказал Хармаст. – Но всё равно недостаточно!» Методы пополнения скота были очевидны. В сезон Огня Маниски отправил вербовщиков на поиски воинов (земледельцев у нас и так было маловато, и Хиорд отсоветовал набирать воинов из них). Хармаст сказал, что лучше бы мы наняли хороших кухарок и танцовщиц.

В чём-то он был прав – пока мы занимались наймом, наши дозорные опять сплоховали, и яблочники (хоть и известные тем, что перевоспитывают преступников) самым наглым образом увели у нас почти всех коров, полученных от орлмарти.

Но другого врага они заметили: на нашу тулу посягнул клан Зелёного Крыла. Силы были почти равны, но Маниски сказал, что полагается на помощь Хумакта. Стремительной молнией раскроил он ряды зеленокрылых и поразил их лучшего лучника – волхва из культа бога-охотника Одайлы. А затем столь же стремительно вернулся к соклановцам, чтобы перевести дух.

«Мне недолго осталось, Хиорд, не забудь про злобу анзарни», - сказал он и, прежде чем мы сумели его отговорить, снова бросился на врагов, разъярённых гибелью товарища. Каждый удар его достигал цели, но прошёл он недалеко, и вскоре пал под ударами мечей и копий. Битва была недолгой. Зеленокрылые бежали так быстро, что мы вскоре отказались от преследования.

Справив тризну по погибшему Маниски, мы выполнили его последнюю волю и устроили поход на анзарни. Высший круг не был замкнут, но воины сами увидели нового военного вождя. Вести их в наступление выпало красавице Арене, и хотя одной её доблести было недостаточно для победы, немало врагов погибло, прежде чем мы ушли из земель анзарни.

Сезон Огня – традиционное время для набегов, и не мы призываем союзников, но и нас порой могут попросить о помощи. Так, бесстыжие яблочники напомнили нам о той услуге, которую мы им должны, и посулили нам богатства клана варманди, если мы поможем в походе против них. Но и это, конечно, палка о двух концах: отправишь мало воинов – могут обидеться, отправишь много – тоже могут обидеться. Потому что наша доля добычи может превысить их долю. В итоге мы предложили им символическую помощь. Но предводитель яблочников Бронзовый Асхарт рассердился и даже проклял нас за скаредность. Вот и общайся теперь с ними.

В сезон Земли Арене официально предложили место в круге. Надо сказать, за последние два года она отлично проявила себя в боях и в какой-то момент даже сравнилась в мастерстве с Маниски. Старик был прав, говоря о том, что нужно растить смену.

К слову, Арене всего двадцать семь лет, и она самая молодая в высшем круге. Но предводители вообще подобрались нестарые. Старше всех – вождь Хиорд. Ему тридцать семь. На год моложе шутливый Хармаст и охотница Рената. Ещё годом младше – Ваниот (ох, только сейчас увидел, что она в действительности Яниот, но уж теперь буду звать, как привык). Асборн и Гордангар – почти ровесники: им тридцать три и тридцать два соответственно.

Кроме того, посовещавшись круг решил уйти с пути войн и искать равновесия между набегами и мирным развитием. Хорошо, если это хоть как-то утихомирит недовольных земледельцев. Хотя, по справедливости, им приходится очень несладко: многих скосили болезни, другие ранены. Тем, кто может работать, приходится работать сверх меры, и они тоже лишаются сил. И наши жертвы богине врачевания, увы, не помогают.

О бедах. Иногда сложно разобраться, от кого они – от баб или от мужиков. В конечном итоге, конечно, шерше ля фам. Вот, например, Йерернальда из клана Орлмарт когда-то вышла замуж на нашего удальца Орлева. Но тот в последнее время часто стал уходить из дому. «Я не удивлюсь, если окажется, что он тайно посещает любовницу!» - заявила Йерернальда. На этом основании она подала на развод и заявила, что хочет сохранить за собой размер свадебного выкупа в 5 коров. Вместе с Йерернальдой к высшему кругу обратились её родственники-орлмарти.

В иной день мы бы провели расследование – выяснили бы истину по полёту птиц, скажем. Но сейчас волшебства у нас совсем не осталось, и придётся решать так. Супружеская измена – серьёзное преступление, и Орлева, наверное, придётся изгнать из клана, даже если он просто ходил к соседу играть в хнефатафль. Да и заплатить Йерернальде, пожалуй, придётся, ведь с её кланом мы решили как-то уже мириться.



С едой в клане опять предвиделись проблему, но в Тёмный сезон отправлять послов в другие кланы вряд ли стоило. Поэтому мы решили заняться строительством смотровой вышки и усилить патрули. Мы попытались было выкрасть коров у анзарни, но, увы, слуги Валинда не дали им даже далеко уйти от тулы. Некоторые воины свалились с жаром, а баллы волшебства ушли в минус.

Может быть, именно этого и ждали наши новые враги – тролли. На этот раз дозорные заметили их издали, и к битве были готовы все мужчины и женщины клана, способные держать оружие.

Прежде чем мы успели принести жертвы Орланту и Хумакту, чудовища напали на нас, и Дерик (тот самый славный Дерик, который в тот раз победил безумного гиганта и воинским умением не уступал Арене) вновь отправился туда, где нашим было тяжелее всего.

Тролли, надо сказать, делятся на мелкую шелупонь и так называемых «тёмных троллей» - сильных и страшных. Так вот Дерику повезло вступить в бой с огромным воином, втрое превосходившим размерами любого тёмного тролля. Тот бился тяжёлым двуручным мечом, но наш ловкий боец ускользал от ударов и искромсал на враге всю броню, после чего поразил его насмерть.

В этой битве погибли восемь наших воинов, но жертв среди троллей было вдвое больше – не говоря уже о раненых.



Кроме разрозненных кланов, в землях Драконьего перевала давно уже существует племя Колимар. Это конфедерация нескольких кланов, среди которых и наши союзники – изолтинги. Жить племенем намного безопаснее, особенно если твоё племя – единственное. Да, приходится решать споры между кланами, зато можно прийти к кому-нибудь и потребовать дани. Например, у нас. С простой формулировкой: «Мы сильные, а вы слабые. Дайте нам восемнадцать коров». Увы, приходится соглашаться. Вот только со скотом у нас сейчас не очень.

Вождь Хиорд предложил бы попросить принять нас в их племя, но это требует подношения – гораздо большего, чем требуемое сейчас. Да и вряд ли их жрецы согласились бы нас принять – с волшебством, как уже было сказано, дела у нас обстояли туго. Асборн начал торговаться, и мы решили отдать вдвое меньше коров, но много товаров. Возможно, даже прогадали. Но посланцы племени Колимар ушли.

Мы же к концу года предприняли ещё один поход в земли анзарни и, не потеряв никого из воинов, вернулись с добычей. А исследуя собственную тулу, обнаружили большие залежи ценной кости, которая может очень пригодиться нашим ремесленникам.

Завершился год неприятным происшествием (я уж молчу о том, что у нас, как обычно, увели коров): одного из воинов в дозоре укусила змея, и хотя укус был незначительный, среди воинов поползли слухи, что их теперь-де собираются заставить выискивать и истреблять этих змей по всей туле. В общем, ропот.

Подводя итоги, можно сказать, что запасы еды и впрямь истощаются, а стада коров год от года редеют, и с этим надо что-то делать. Может быть, перестав быть военным кланом, мы сможем больше внимания уделять хозяйству, но волшебства, скорее всего, будет не так много. Маниски, хороший тактик и вообще мудрый человек, может быть и присоветовал бы чего, а сейчас молодым вождям остаётся полагаться лишь на свой небольшой опыт.



На этом заканчивается третья летопись клана Кряжистого Дуба.


 
 
Гильдия Витражей » Улица Странников » Жилые кварталы » Особняк флорентийца » Летописи клана Кряжистого Дуба (заметки об игре King of the Dragon Pass)
Страница 1 из 11
Поиск:
Посетители дня:
 
ПОЛКА ДЛЯ ЗАПИСОК:
     
200
Copyright MyCorp © 2006