Гильдия
Витражей
Среда, 22.11.2017, 16:01
Вошедший, приветствуем тебя в Театре патриархов! | Группа ВКонтакте | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Гильдия Витражей » Улица Странников » Жилые кварталы » Особняк флорентийца » Партии в настольные игры (заметки о сыгранном)
Партии в настольные игры
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Суббота, 21.03.2015, 00:59 | Сообщение # 1

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1035

Награды:
Отсутствует в Театре
Здесь, в отличие от соседней темы, я буду публиковать отчёты о партиях в настольные игры. Начну с "Ужаса Аркхема".




Записка в бутылке

Сейчас, когда времени у меня, похоже, почти не осталось, мышление моё предельно ясно, и я понимаю, где и когда совершил роковые ошибки. Возможно, поведи я себя иначе, многочисленных жертв удалось бы избежать. Наверное, первой ошибкой было то, что я вообще приехал в Аркхем. А второй – что задержался в нём, подстрекаемый исключительно любопытством.

Я коммивояжёр и давно не удивляюсь встречам с самыми разными людьми (наверное, поэтому всегда держу при себе заряженный «Томпсон» и предпочитаю передвигаться по улицам на мотоцикле). Но один из клиентов в Аркхеме по-настоящему удивил меня, расплатившись за товар старинной золотой монетой. Уже это – вкупе со странным поведением человека и не менее странными недомолвками окружающих – заставило меня обратиться в городское историческое общество. На мои расспросы престарелый профессор Армитейдж намекнул на потустороннее происхождение монеты. Из его странных, подчас безумных речей следовало, что наш мир соприкасается с иными «планами» (в рассказе Артмитейджа они расписывались как средоточие зла и угрозы для всего человечества). Профессор предлагал мне помощь в обмен на более подробную информацию об этих планах, но я счёл старика помешанным и деликатно откланялся.

Вечером того же дня я услышал о странном исчезновении видного археолога Монтерея Джека в Торговом районе. Говорили и о нападении на бродягу, известного под именем Пит-мусорщик. Тот рассказывал, что своими руками уложил бросившегося на него фанатика странного культа и ещё – агрессивное животное, неизвестное науке. Всё это походило на пьяные бредни: тот же Пит вскоре стал героем ещё одной байки, якобы одолев огненного упыря, сошедшего с проржавевшего поезда в Нортсайде. В газетных заметках я прочёл и о других нападениях.

В научном обществе я слышал о странных ривертаунских кавернах, якобы способных пролить свет на загадочные события. В Ривертауне находился и тот магазин, в котором я вёл торговлю, так что район был мне знаком. Я никогда ранее не занимался спелеологией и даже заблудился в пресловутой Чёрной пещере, но сделанные мною находки в целом подтверждали слова Армитейджа (мне стыдно об этом писать, но сути сделанных открытий я сейчас не помню – позже я расскажу, как лишился этих знаний).

В моё отсутствие город продолжали сотрясать жуткие события. Я лишь позднее узнал о странном свечении на Неприступном острове и исчезновении там известного в городе гангстера Майкла Мак-Гленна.

Уже давно в моём распоряжении была эзотерическая «Книга Дзяна», и я посчитал, что могу найти какие-то ответы в ней, но чтение давалось с трудом. Второй мой визит к профессору Армитейджу был, скорее, пустой тратой времени. Старик не сообщил мне ничего нового, но просил обязательно зайти, если судьба занесёт меня «в один из соседних планов».

Примерно в то же время, если верить газетным сообщениям (которые я смог прочесть только теперь), нашёлся и пропавший ранее археолог Джек. Оборванный, в явном душевном расстройстве, он объявился в доме со странным названием Неименуемый и бормотал о затерянном городе Р’льехе, где ему довелось побывать (судя по всему, это один из тех планов, о которых я слышал от Армитейджа). Придя в себя, он уже не был столь уверен в своих воспоминаниях и по совету друзей решил-таки обратиться к психиатру. Однако доктор Кэролин Ферн не только не развеяла его страхов, но, напротив, подтвердила, что всё случившееся с ним вполне могло происходить (а скорее всего, и происходило) на самом деле.

Впрочем, историю мисс Ферн пресса подавала, скорее, в комическом ключе. Когда умер один из её пациентов, ей переслали его дневник, полный странных записей. Мисс Ферн начала расшифровку, но не в тишине своего кабинета в Даунтауне, а в истсайдской забегаловке Гиббса. Там она старательно прислушивалась к чужим разговорах, бдительно боролась с карманниками, но в итоге сломилась перед зелёным змием. Беседуя с мистером Джеком, она была уже в изрядном подпитии, но это не помешало им прийти к трезвому убеждению, что миру действительно грозит опасность.

Но я вернусь к своим изучениям «Книги Дзяна». Я долго пытался выудить из неё хоть что-нибудь и в итоге (не без помощи сотрудников Мискатоникского университета) прочёл зловещую колдовскую формулу. Мурашки побежали у меня по коже – я решил, что начинаю сходить с ума. Из последних известий я узнал, что уважаемый в городе доктор Ли пропал в странно светящихся вратах на ривертаунском кладбище. Такие же врата видели в лесу в Аптауне.

Тут я понял: грубейшей ошибкой было моё бездействие. Боясь поверить в очевидное и сунуться в гущу событий, я, возможно, упустил больше, чем приобрёл. На своём мотоцикле я стремительно пересёк город и оказался в Аптауне, где сам столкнулся с представителем ужасного культа. Насколько я понимаю, он был, что называется, колдуном, но его колдовство оказалось слабее моего «Томми». Я уже намеревался искать светящиеся врата, но они нашли меня быстрее. Мгновение – и из лесов я попал в самое странное место, какое только можно себе вообразить.

Это был гигантский город некоей древней расы. В Мискатоникском университете о нём кое-что говорили – кажется, видения этого города посещали одного из профессоров. Он называл это расу «Великой».

Но нет, вдали появляются сполохи. У меня совсем не так много времени, и мне придётся сократить свой велеречивый слог.

В городе Великой расы я, к удивлению своему, встретил и доктора Ли. Он был потрясён не меньше моего, но и здесь оставался предан профессии и перевязал мне раны. Путешествуя с ним по городу, мы стремились узнать как можно больше и иногда разделялись, прочёсывая местность. Так, мне в моих поисках попался труп удивительного чудовища наподобие кальмара. Я решил взять его, чтобы показать учёным или при случае продать.

В другой раз мне повстречался обитатель этого города – огромное существо конической формы. По некоему телепатическому каналу оно старалось что-то до меня донести. Я отчаянно пытался его понять, но, увы, наша «беседа» оставила меня, скорее, опустошённым: я не только ничего не понял, но и забыл многое из того, что знал об иных мирах из прежних источников. И эта беседа была моей второй ошибкой. Роковой. Тогда я даже не уделил ей внимания и, воссоединившись с доктором Ли, покинул странный город столь же внезапно, как и попал в него.

Я снова очутился в лесах Аптауна и, повинуясь некоему наитию, закрыл врата. У нас было совсем немного времени, чтобы отдышаться. Я так и не узнал тогда ни о героическом возвращении Мак-Гленна, ни о полных удивительных встреч путешествиях мисс Ферн, ни о перипетиях иллюзиониста Декстера Дрейка, ни о волне потусторонних вторжений, захлестнувшей город. Потому что врата за моей спиной распахнулись снова, на этот раз увлекая меня и доктора Ли на просторы безжизненного плато.

Насколько я мог судить из услышанного и прочитанного, это было то самое плато Ленг древних мифов. Там мы с доктором всё же потеряли друг друга, и я проделывал путь в одиночку, но моя уверенность в себе со временем крепла. Когда же таинственный мир решил распрощаться со мною, я оказался не в лесу, а в каком-то жутком безвременье, описать которое не в силах. Всё походило на фантасмагорию, на ночной кошмар.

Я пришёл в себя, лёжа на прогнивших мостках речного порта. Перед самым моим носом валялась грязная газета. По указанной дате я понял, что отсутствовал слишком долго. Я успел прочесть лишь короткий заголовок о возвращении антарктической экспедиции профессора Уильяма Дайера, а также короткое сообщение о том, что из коллекции странных трофеев Монтерея Джека пропал труп звездоголового существа. В следующее мгновение я увидел это существо перед собой. По счастью, потусторонние скитания не разлучили меня с верным «Томми». Разрядив в чудовище две обоймы, я тут же, в доках, всучил кому-то за пять долларов эту диковину, а в придачу – и найденного кальмара.

Но барыш не грел сердце. В той же газете я прочёл рассказы Кэролин Ферн о встречах с «Чёрным человеком», которого она называла одной из масок древнего демона Ньярлатхотепа. Открывающиеся врата, писала она, знаменуют его скорое пробуждение. Лучшее оружие против него – знания, объясняющие суть других миров (а я растратил их в той беседе…). Те, кто к его появлению окажется без знаний, погибнут первыми, прочие же могут одолеть демона в неравной схватке…

Но свечение над городом становится всё ярче. Я не знаю, удастся ли мне встретить утро в этих доках. Я отправляю этот рассказ путешествовать в бутылке, как моряк, терпящий бедствие. Но, в отличие от моряка, я не надеюсь на помощь доброго адресата. Я лишь хочу предупредить его…

С уважением,
Боб Дженкинс, эсквайр.

***

Из сообщений «Ассошиэтед пресс»:

Город Аркхем в штате Массачусетс был полностью уничтожен ужасным катаклизмом, сопровождавшимся наводнением и сильным землетрясением. Подробности уточняются.





Комментарий игрока:

Игра шла семерыми исследователями против Ньярлатхотепа. Проигрыш. До последней битвы дошли Пит-мусорщик, иллюзионист Дрейк и мисс Ферн, которая держалась дольше всех и даже нанесла чудовищу некоторый урон, но в итоге погибла.

Игра в «Ужас Аркхема» только кажется сложной. На самом деле, всё происходит настолько стремительно, что просто не успеваешь запутаться.


 
 
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Пятница, 03.04.2015, 23:27 | Сообщение # 2

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1035

Награды:
Отсутствует в Театре
«Истории 1001 ночи»

Всё началось с того, что я как поклонник книг-игр зашёл как-то раз на сайт магазина «Брейн-трейн» на страничку одного из произведений Браславского и интереса ради щёлкнул по категории «книги-игры». Посмотреть, а что там ещё из книг-игр предлагается. Был уверен, что не увижу там ничего особенно нового, но вдруг взгляд зацепился за «Истории 1001 ночи» («Tales of the Arabian Nights»). И ближайшие несколько дней не мог практически думать ни о чём другом – читал рецензии, смотрел обзоры и искал фотографии.

Конечно, «Истории 1001 ночи» – это не книга-игра. Да, есть фолиант с двумя тысячами параграфом с цветистым текстом и периодическими предложениями делать выбор и использовать какие-то умения. Но эти параграфы по большей части независимы друг от друга и не являются ни единым сюжетом, ни ветвями единого сюжета. Перемещения персонажей происходят на игровой карте, встречи определяются специальной колодой. При этом у героя вообще нет какой-то сверхзадачи – нужно просто набрать определённое число баллов и вернуться в Багдад.

Как набирать эти баллы? Они будут начисляться в приключениях фактически в случайном порядке, и повлиять на это можно лишь весьма условно. Да, к примеру, если задание героя добраться до Багдада или до какой-нибудь страны Пан-Пан, не нужно быть семи пядей во лбу, чтобы догадаться, что именно туда и нужно двигаться. Если открыто герою местоположение гробницы царя Соломона, подводного царства или пещеры с волшебной лампой, резонно там побывать. Если есть у персонажа на руках карта особой встречи в каком-то городе, появляется стимул ехать именно в тот город – просто потому что это хоть какой-то ориентир. А вот, допустим, нет ориентиров? Допустим, цель – найти сокровище или получить какие-то навыки или статусы? Куда за ними идти? Они могут быть везде или нигде. И первые несколько ходов ощущаешь себя в прострации.

Главное удовольствие, как говорят авторы игры, нужно получать от самих приключений и тех смешных ситуаций, в которые попадают ваши друзья. Но вообще, здесь очень часто получается так, что «для Атоса слишком много, а для графа де Ла Фер слишком мало».

Для игры, рассчитанной на поиск оптимальных стратегий, здесь всё слишком неуправляемо. А для игры, рассчитанной на рассказ историй, многовато таблиц и цифири. Искать по разным матрицам, кого же всё-таки повстречал герой и как себя повёл, кому-то может показаться (и кажется) смертной тоской. Плюс грустно листать взад-вперёд книжку на пружинке, когда листы то и дело заедают.


С итоговым отношением к игре я пока что не определился. Знаю, что кого-то смущает отсутствие сквозной цели и сюжета. Тем не менее при изрядной фантазии и любви к миру арабских сказок (а таковая любовь у меня есть) можно порадоваться очень удачной (и связной!) истории. Вот, к примеру…


Жил да был в Багдаде человек по имени Маруф. Был он женат. Был когда-то и богат, но богатство пришло к нему волею судьбы и волею судьбы ушло. И решил Маруф отправиться в дальние страны, надеясь вновь разбогатеть удачной торговлей. Первым делом поехал он в страну чернокожих зинджей. По дороге к их столице он встретил умирающего горбуна и узнал о беззакониях местного визиря. Человек отважный и закалённый, Маруф решил добиться справедливости и дошёл до самого султана. Султан визиря покарал, а на его место поставил Маруфа.

Так получилось, что прежняя женатость Маруфа в рассказе больше не фигурировала – может, умерла его супруга в Багдаде, а может, изменила мужу, пока тот визирствовал в стране зинджей, и получила от него тройной развод. Так или иначе, история не о ней, а о самом Маруфе. Пыл новоявленного визиря и его желание всюду искоренять неправду рассорили его с придворными, и он решил по торговым делам отправиться на остров Серендиб – и своё богатство поправить, и государственные дела. По дороге к Серендибу остановился он на одном острове, где злой богач держал во дворе пленную ифритку в зачарованном круге и для забавы кидался в неё камнями и навозом – ифритка не могла вырваться из круга и только кричала. Маруф (отважный и закалённый) выторговал ей свободу, а за это сам встал в круг и целый час увёртывался от камней и навоза.

На Серендибе он действительно очень выгодно наторговал, а главное – во сне узнал, что в африканском порту Зайла его ждёт великий клад. И действительно, в предместьях Зайлы Маруф увидел яйцо птицы Рух – настоящую диковину, за которую можно выручить много денег. Вот только как его сдвинуть с места? Он отправился было с деловым предложением к начальнику городской стражи, но тот (видно, решил сам завладеть чудо-яйцом) посадил Маруфа за решётку. Хорошо ещё, что ему удалось обмануть стражу и выбраться. И всё-таки в Зайлу он съездил не зря – встреченный в городе родич сообщил, что великий клад существует: его нашли в багдадском доме, где жил отец Маруфа!

Визирь отправился за наследством. Надо сказать, что деньги ему были особо и ни к чему – более того, у Маруфа был перстень, где был заточён могущественный джинн (он же ифрит), способный принести своему владыке богатства. Но Маруф просил не богатств: он требовал от джинна учить его разным потайным наукам. И так навострился видеть чудесное в повседневном, что с джиннами встречался тут и там – и уже умел находить с ними общий язык. А тут ещё у самого Багдада повстречался ему неведомый зверь, и решил Маруф его поймать. Гнал он за ним коня, гнал, и вдруг оказался не в Багдаде, а в потустороннем мире, в мире джиннов (они же ифриты).

Иной бы растерялся, но не Маруф! Он повелел ближайшему ифриту явиться перед ним и рассказать, что к чему. И тут увидел прекрасную ифритку, в которую тут же влюбился без памяти (нужно ли говорить, что это была та самая, которую он тогда спас!). Она ответила ему взаимностью и вернула в мир людей, где они поженились и зажили во дворце на Серендибе (оттуда до мира джиннов ближе всего).

Долго ли, коротко ли, решил Маруф снова поехать за наследством в Багдад. Но в Персидском заливе его корабль захватили водяные – обитатели морских глубин. Маруф едва спасся и в Басре сел на корабль, который шёл вверх по Тигру. Увы, и на этот раз плавание прошло неудачно: корпус корабля разбила огромная рыба дандан. Маруф бы погиб, но его выручил на этот раз уже речной водяной, который подарил ему кувшин с дандановым жиром – достаточно им обмазаться, и ты сможешь дышать под водой.

Получив в Багдаде наследство, Маруф расхвастался: говорил, что может отправиться в подводное царство и достать для халифа любое сокровище. Халиф благосклонно согласился принять такой подарок и отправил Маруфа в плавание на лучшем корабле. Наш герой действительно сумел попасть в подводное царство и даже сблизился с тамошними вельможами, вот только сокровищ они ему не предлагали – всё больше рассказывали, как тоскуют по земным девицам. Когда Маруфу вконец надоело их слушать, он вернулся на поверхность и поплыл на Серендиб, чтобы оттуда двигаться в Индию – уж где иначе искать сокровища!

По совету жены, едва ступив на индийский берег, он вызвал джинна кольца, но тот обрушился на него гневными обвинениями: ты, мол, бесчестный человек и ничего не дал мне за мои благодеяния! Маруф кротко ответил, что если бы джинн показал ему, где сокрыт клад, Маруф без труда достал бы его и разделил с джинном пополам. Куда они отправлялись вместе за кладами, книга умалчивает, но не иначе в долину алмазов, ведь Маруф вернулся оттуда с огромнейшими алмазами, чистыми, как дождевая капля!

Нужно ли говорить, как обрадовался этому подарку халиф! Он приблизил к себе Маруфа и тот прожил с женою в Багдаде остаток дней, не зная нужды и горя.


 
 
Гильдия Витражей » Улица Странников » Жилые кварталы » Особняк флорентийца » Партии в настольные игры (заметки о сыгранном)
Страница 1 из 11
Поиск:
Посетители дня:
 
ПОЛКА ДЛЯ ЗАПИСОК:
     
200
Copyright MyCorp © 2006