Гильдия
Витражей
Суббота, 18.05.2024, 18:45
Вошедший, приветствуем тебя в Театре патриархов! | Группа ВКонтакте | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
  • Страница 1 из 1
  • 1
Гильдия Витражей » Просторы Новой Вселенной » Перекрёстки дорог » Таверна "У охотника на холлофайбера"
Таверна "У охотника на холлофайбера"
Скиталец Ульвика

Дата: Суббота, 22.12.2007, 00:45 | Сообщение # 1

Редкий гость
Сообщений: 1

Награды:
Отсутствует в Театре
- Чудесно! - Ульвика остановилась перевести дух. Наконец-то все на первый и даже на более придирчивый второй взгляд было завершено, и помещение приняло вполне пристойный вид. Владелица новехонькой таверны медленно прошла по зале, снова осматривая убранство. Красиво все же, красиво! Ульвика ласково провела рукой по мягкой, чуть шероховатой древесине большого круглого стола, стоявшего в центре. Скатерти для такой столешницы у торговцев небольшого селения, расположившегося поблизости, не нашлось, ну а у девушки в свою очередь не нашлось времени для того, чтобы посетить Эфригест, точнее - его знаменитые торговые ряды. Путь туда да обратно занял бы целый день. Целый день! Они и без того пролетают, словно стрижи, а сколько еще всего нужно было сделать! Ну ничего, теперь, когда со всем этим покончено, можно все же будет уделить еще немного внимания различным приятным мелочам. Конечно таверна и без них была куда как хороша, но ведь таверна - это в первую очередь Дом. А Дом должен быть уютен. Ульвика смахнула какие-то, только ей заметные пылинки на блестящей каминной плите, и, развернувшись, подошла к двум молодым крепким парням, с улыбкой глядевшим на серьезную "Хозяюшку".
- Можно начинать, - кивнула девица, тщетно борясь с волнением. Она набросила на плечи теплый полушубок и следом за своими помощниками выскочила на улицу. Дивная погода была. Искрящийся на солнце снег, местами покрытый хрупкиой корочкой льда, синее, как оперение птицы Счастья небо и игривый морозец. Хорошо! Знакомые селяне, с радостью согласившиеся помочь Ульвике, начали прибивать над дверью вывеску - деревянный круг, по нижнему краю которого шли красные буквы "У охотника на холлофайбера", а выше был нарисован жуткий зверь. Длинные, с руку девушки клыки, торчащие изз пасти, маленькие злобные глаза, острые, чрезмерно крючковатые когти и огромный хобот, обвивавший каждую букву вывески. Очевидно, холлофайбер... Ульвика была не совсем уверена, что сам охотник, которому еще только предстояло увидеть это изображение, останется доволен, но она на это надеялась. Чем не чудовище из далеких стран?
- Хозяюшка! - окликнули девицу парни. - Принимай работу! - задумавшаяся было Ульвика перевела взгляд на вывеску и хлопнула в ладоши - казалось, так и только так и должна выглядеть таверна. Но что за таверна без посетителей? Ближе к вечеру должны были подойти селяне, чтобы отпраздновать завершение строительства. Вот тогда и посмотрим, может ли это быть Домом?
- Спасибо, ребята, идем, будете первыми посетителями, - подмигнула Ульвика, уже предвкушая веселый и полный хлопот вечер.
Парни с удовольствием осушили по большой кружке пива и переглянулись - обоим не хотелось уходить.
- Хозяюшка, а, хозяюшка, давай мы до вечера останемся? Ну а вдруг злой какой человек обидеть захочет? - девушка же в ответ рассмеялась.
- И сами знаете - если какой человек меня обидеть захочет, то тут же, увидев моих малышей, передумает, - и верно, все в селении знали о необычайных псах, которых отец Ульвики, исколесивший, как про него говорили, чуть ли не весь свет, привез с севера. Здоровенные лютые волкодавы, признававшие только хозяев. И, что было уж совсем дивным, шерсть у них была не серая, "седая", как говорили некоторые, а белая-белая. Отец Ульвики говорил, что только таким белым и бывает снег на севере. И что таким он и был когда-то давным-давно, во времена, когда Боги ходили по земле, а смертные открывали дороги в иные миры. А кто-то, впрочем, полагает ,что такие времена длятся и поныне. Ведь границ во времени нет. И нет предела собачьей верности... Как бы то ни было, Ульвика могла не бояться "лихих людей", и самые горячие головы редко решаются драться с псами. Неблагодарно, неблагородно, опасно. - Нет, ребята, - решительно покачала головой девушка. - Идите. Вечером жду всех, ну а пока побуду в тишине и покое... Недолго это продлится ведь, верно? - хмыкнула Ульвика.
- Верно... - медленно, нехотя они вышли за дверь, оставив "хозяюшку" вновь придирчиво осматривать залу таверны...
 
 
Скиталец Ван_Пельт

Дата: Суббота, 22.12.2007, 03:27 | Сообщение # 2

Редкий гость
Сообщений: 1

Награды:
Отсутствует в Театре
Затеряться в мирах – что может быть хуже?
Только затеряться в мирах вымышленных!
Так или примерно так рассуждал бы охотник Ван Пельт, если бы у него была хоть малейшая склонность к рефлексии. Увы (а может, и к счастью), она была ему совершенно не знакома: самонаблюдению Ван Пельт предпочитал наблюдение за окружающим миром и, очевидно, поэтому резкую смену обстановки воспринимал скорее с любопытством, чем с ужасом. Так что когда охотничьи тропы вывели неутомимого голландца к окрестностям Театра, удивление в его душе быстро сменилось радостью. Ещё бы! В соседних лесах – столько дичи! Столько зверья! Причём, незнакомого.
Исследователем он не переставал быть ни на минуту. С тех самых пор, когда ему посчастливилось отправиться с сэром Эштоном Филипсом в африканскую экспедицию, им полностью завладела страсть к познаниям неизведанных областей мира (прежде всего, животного).
Поселившись в убогой лачуге на окраине небольшого селения, Ван Пельт довольно скоро прославился как отличный зверобой. Он разбогател, отстроил себе роскошный особняк, хотя дома бывал редко – часто голландец проводил в лесах целые недели, ночуя в простецкой палатке.
Недели тянули за собой месяцы. Ван Пельт успел излазить все леса и горные ущелья в округе, изучить повадки зверей и птиц и уставить дом их чучелами. У местных охотников он пользовался большим уважением, хотя по-прежнему держался нелюдимом и на охоту ходил только в одиночку. У большинства к чувству уважения примешивался ещё и страх – возможно, из-за того, что в чертах голландца постоянно чувствовалась какая-то холодная жестокость. Охотничьих посиделок Ван Пельт не любил и, даже когда присоединялся к ним, предпочитал больше слушать, нежели говорить. А если и говорить, то спрашивать. Причём, как правило, это походило на допрос.
В тот единственный раз, когда местным охотникам довелось услышать историю о его подвигах и похождениях, Ван Пельт рассказывал о холлофайбере, диком звере, чуть не лишившем его жизни. Рассказывал взахлёб, сопровождая рассказ многочисленными ответвлениями: о легендах и быте туземцев, о языке ванмераден… Казалось, будто Ван Пельта подменили. Но рассказ кончился, и в сощуренных глазах голландца снова заиграли холодные искорки.
Когда год уже был на исходе, в Ван Пельте вдруг снова шевельнулось что-то человеческое. Он совершенно бескорыстно помог старику Вальпу Ульвссону собрать деньги на постройку богатой таверны, которая в скором времени перешла во владение его дочери Ульвике. Зачем охотнику понадобился этот широкий жест, не знал никто. Не знал даже сам Ван Пельт. Сельские сплетники строили разные предположения, но даже намекнуть на них при голландце не отваживались. В конце концов, тот всегда ходил с заряженной винтовкой.
Когда отделка таверны уже близилась к концу, Ван Пельт снова на неделю ушёл в леса.
На этот раз он вернулся без добычи и был от этого в преотвратительнейшем расположении духа. Проходя мимо здания таверны, он метнул взгляд на вывеску.
«У охотника на холлофайбера».
- Так, так, так, - сквозь зубы процедил Ван Пельт. Что он при этом подумал, было неясно. В том числе и самому Ван Пельту, который, как говорилось выше, не был склонен к самонаблюдению.
Ноги сами шагнули к двери, сухая ладонь потянулась к дверному молотку.
«Так, так, так», - отстучал молоток. Что при этом подумал молоток, сказать можно с изрядной долей уверенности. Молоток был счастлив. Не всё ж так просто висеть – нужно какое-то разнообразие. Он ещё не знал, сколько такого разнообразия ждёт его впереди.
Ван Пельту открыла сама хозяйка – молоденькая девушка со светлыми волосами и приветливым лицом.
- Так, так, так, Ульвика… - протянул Ван Пельт.
Хозяйка таверны сделала книксен.
- Добрый вечер, господин Ван Пельт. Как же я вам рада! Вы – наш первый посетитель!
- Не сомневаюсь… - ответил охотник (и, между прочим, сказал правду – сомневаться он тоже не любил, потому что получалось у него это плохо). - В таверну с таким названием я просто не мог не зайти.
Искорки в его глазах стали ярче и холоднее обычного.
- Надеюсь, вы будете приходить часто-часто! – по-детски непосредственно сказала Ульвика и всплеснула руками.
Глаза охотника погасли. Вернее, погасли те самые искорки. И он почему-то ответил совершенно чужим голосом:
- Буду.
И переступил порог.
 
 
Хранитель ключей Nicomaco

Дата: Воскресенье, 30.12.2007, 11:09 | Сообщение # 3

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 1093

Награды:
Отсутствует в Театре
Судьбе было угодно низложить Никколо Макиавелли, лишить его всего: титулов, почестей, имущества, - бросить тюремным палачам, а затем ограничить широкий и блистающий мир крохотным имением в Сант’Андреа. Разумеется, это был жестокий удар по деятельному политику с душой поэта и холодной проницательностью знатока естественных наук. Но, возможно, именно этот удар развернул его в сторону литературы. Нет, разумеется, остроумием и лёгкостью слога он отличался и раньше – Совет Десяти зачитывался его меморандумами и донесениями. Но именно в деревне были написаны труды, обессмертившие имя Макиавелли и заработавшие ему эпитет «Остроумнейший». Даже сложно поверить, что свой досуг в письмах друзьям он описывал так: «После обеда опять бреду в гостиницу. Тут уже в сборе целое общество: Хозяин, мельник, мясник, двое пекарей. Всю остальную часть дня провожу с ними, играя в шашки, кости, крикку. Спорим, горячимся, бранимся, большею частью из-за вздора, и так шумим, что слышно в Сан-Кашьяно. Вот в какой грязи я утопаю, заботясь об одном, как не заплесневеть окончательно или с ума не сойти от скуки, предоставляя, впрочем, судьбе топтать меня ногами, делать со мной все, что ей угодно, дабы знать наконец, есть ли предел ее бесстыдству».
Никколо Макиавелли умер четыреста восемьдесят лет назад.
Никколо Макиавелли не умирал никогда. Потому что поэт не может умереть, пока живы его произведения, пока они могут вдохновлять других – на подвиги ли, на злодеяния ли – он жив! Пусть даже и в противоречивом портрете, сотни раз перерисованном десятками поколений. Он жив! И даже больше – он творит!..
…В дверях появилась сутулая фигура поэта. Ах, как же он не любил, когда другие забывали, что он поэт! Впрочем, в таверне это не столь уж важно. Да и на лбу у него этого не написано. Поэт – не поэт… Здесь он просто посетитель.
- Хозяйка? – позвал посетитель.
- Мессер Никколо! – Ульвика снова сделала книксен и, взяв поэта под руку, проводила его к свободному столику (хотя сейчас почти все столики были свободными – если не считать того, за которым сидел Ван Пельт). – Сейчас я Вам что-нибудь принесу!
Грустные глаза посетителя подёрнулись улыбкой. Он посмотрел в окно. Темнело.
В таверну вошли трое деревенских охотников. Отвесив поклоны голландцу, они направились к столику поэта.
- Никколо! Вот так штука! – заговорил старший, дюжий бородач с кличкой «Рыжий» вместо имени. – Вот уж не ожидал тебя увидеть!
На лице поэта мгновенно возникла маска – азартного спорщика, живущего одним днём и не задумывающегося ни о прошлом, ни о будущем.
- Врёшь, Рыжий! Именно что ожидал! Небось, и кости с собой прихватил?
- Есть и кости, а как же? – Рыжий без приглашения сел напротив собеседника и выудил из-за пазухи пару игральных костей. – Нет, я знал, что ты зайдёшь, но не думал, что сегодня. Признаюсь, не хотел портить себе вечер твоей кислой миной! – и расхохотался вместе с товарищами.
- Это у меня-то кислая мина?!
Слово за слово – вскоре все четверо сидели за столом, бросали кости и поминутно кричали друг на друга. И поэту снова казалось, что он в своём крохотном имении близ Сан-Кашьяно.


 
 
Скиталец ДР11

Дата: Пятница, 25.07.2008, 17:55 | Сообщение # 4

Искатель
Сообщений: 32

Награды:
Отсутствует в Театре
Дверь в очередной раз отворилась, впустив вместе с морозным воздухом и стайкой снежинок некое существо. Да... нечасто в сельские таверны заглядывают драконы. Молодой, на вид не более 30 лет(даже крылья только наметились небольшими бугорками на спине), светлозеленый, самый настоящий дракон. "Прриветствую, есть чего пожррать? Колбасы хочу, можно крровяной. Хотя и варреная сойдет.", прорычал он. Пройдя на задних лапах по залу(при этом когти на лапах он смешно поднимал вверх, дабы не поцарапать пол) Сел он в самом центре, подставив себя под любопытные взгляды посетителей. И судя по всему ему нравилось их внимание. Подошедшей хозяйке он положил на стол серебряную монету. "Мне нужен ночлег и мясо, кашу и трраву не прредлагать." Ррасплатиться я могу серребром или ррасказом об охоте на охотников на дрраконов. Но мясо я хочу немедленно. Я не ел уже 3 часа!!!"
 
 
Гильдия Витражей » Просторы Новой Вселенной » Перекрёстки дорог » Таверна "У охотника на холлофайбера"
  • Страница 1 из 1
  • 1
Поиск:
Посетители дня:
 
ПОЛКА ДЛЯ ЗАПИСОК:
     
200
Copyright MyCorp © 2006