Гильдия
Витражей
Вторник, 12.12.2017, 21:14
Вошедший, приветствуем тебя в Театре патриархов! | Группа ВКонтакте | RSS
[Новые сообщения · Участники · Правила форума · Поиск · RSS ]
Страница 1 из 11
Гильдия Витражей » Здание Гильдии » Белая галерея » Сказка про драконов ((а также про войну, интриги и любовь))
Сказка про драконов
Хранитель ключей Elenna

Дата: Четверг, 30.01.2014, 19:17 | Сообщение # 1

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 227

Награды:
Отсутствует в Театре
Пролог.

Летний полдень на Проклятом нагорье. Солнце так раскалило камни, что воздух над ними дрожит и качается – или это у тебя голова идет кругом? За плотной маской из двух слоёв ткани, за стеклами очков пот катится градом; и тонким издевательством кажется сам вид воды, которой обильно поливают каждую пядь этой пустой, открытой площадки. С минуты на минуту прилетит дракон со всадником: нельзя, чтобы они глотнули местной пыли.
- Это ещё что?! – старший тычет пальцем, обтянутым плотной перчаткой, в рослый, пропылённый насквозь куст полыни с краю площадки. От страха опрокидываешь на злосчастное растение целое ведро воды. Втайне ты благодарен старшему: не хочется даже думать, что было бы, если бы недостаток заметил не он, а королевич…
А королевич, между тем, уже на подходе: он шагает всегда неслышно, но о его приближении сразу оповещает тяжелая, глубокая тишина со всех сторон. И ещё то, что пот начинает катиться по лицу быстрее.
Точно такая же серая маска, рабочая одежда, не оставляющая ни клочка кожи открытым даже в палящий зной. Лишь перчатки тонкой выделки да плащ с вышитым алым солнцем – гербом королевского рода – отличают его от остальных на Проклятом нагорье.
Хозяин походил по площадке, осмотрел ее и, ничего не сказав, удалился в бревенчатый дом, где располагаются его личные покои.
Близится время обеда.
Несколько секунд ещё длится тишина, и вот ее взрезали звуки полета. Бурый дракон стремительно пересёк полнеба и закружился, снижаясь над площадкой, поднимая ветер. Тень от раскинутых крыльев скользнула по головам замерших слуг. И вот, с последними, тяжелыми хлопками, зверь размером с крупную лошадь мягко приземлился на все четыре лапы. Только сейчас можно разглядеть худенького мальчонку на его спине.
Слуга с дворцовой кухни, он прилетает сюда каждый день вот уже три месяца. С единственной целью – доставить королевичу горячий суп из столицы.
Стряпать на Проклятом нагорье строжайше запрещено. Еду всегда привозят готовой, в запечатанных коробах. Королевичу, конечно, по воздуху и по три раза на дню, другим – сразу на неделю, караванами.
Позавчера на одном из коробов оказалась повреждена печать. Дежурный по кухне решил: зачем пропадать съестному? И направил на утреннюю раздачу. Королевич, узнав о происшедшем, говорят, побелел от гнева. А слуга расстался с головой еще до конца своего дежурства.
Право же, больше летней жары и зимней стужи, больше постылых масок и перчаток, больше однообразной работы и сухого пайка утомляет это неотступное чувство страха.


Оставьте в сердце капельку любви
Pour сeux qui ont besoin de votre vie.
 
 
Хранитель ключей Elenna

Дата: Четверг, 30.01.2014, 19:17 | Сообщение # 2

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 227

Награды:
Отсутствует в Театре
У двери в гостиную драконюх Мелн снял маску, и его тут же сразил невероятный, чуждый здесь и в то же время безошибочно узнаваемый запах наваристого грибного супа. Молодой человек, который до отправки на Проклятое нагорье успел послужить в армии, тут же вспомнил одного генерала, страшно не любившего, когда его беспокоят во время еды или отдыха. С хозяином не так: если в инструкции сказано: «Докладывать сию же минуту», - значит, сию же минуту.
   - Ваше высочество, Чернушка разродилась, - сообщил он, едва переступил порог. – Четыре детеныша, но, к сожалению, снова уроды.
   Королевич отложил ложку, пристально посмотрел на слугу своими неприятными блёклыми глазами:
   - Сохранили?
   - Да, Ваше высочество.
   - Пойдём посмотрим, - хозяин встал из-за стола и стремительно вышел из комнаты. Драконюх поспешил следом.
   Проклятое нагорье королевич называл «чёрной кухней природы». Здесь издавна случалось странное: то рождались козлята с двумя головами, то попадались кусты, усыпанные крупными, с хорошее яблоко, ягодами. Его высочеству часто думалось, что только в таких местах и могло появиться живое из неживого на заре времён, впрочем, как и всё по-настоящему новое… Что же до загадочного проклятия, от которого люди хворали и гибли, он давно пришёл к выводу, что проклята именно пыль, земля и то, что из этой земли произрастает. Немало, но и не так много, чтобы здесь нельзя было работать.
   В драконюшне было прохладно. Слабая и осунувшаяся Чернушка, самка пяти лет, лежала на мягкой подстилке, свернувшись кольцом и раскрыв одно крыло, словно укрывая им новорождённых детёнышей. Детёнышей под крылом, конечно, уже не было.
   Слуги вынесли и разложили перед королевичем четыре неподвижных кулька, осторожно развернули тряпки. Королевич опустился на корточки и жестом повелел поднести светильник ближе.
   Первое, что бросалось в глаза: у дракончиков словно совсем не было кожи. Тонкая розовая плёночка, покрытая сеткой сосудов и прозрачной слизью. Видно, как пульсируют жилки, но это, пожалуй, единственный признак жизни. Детёныши родились в срок и были крупными, даже крупнее обычных, но скрюченные лапки со сросшимися пальцами казались непропорционально маленькими.
   - Кто принимал? – спросил королевич негромко.
   - Я, Ваше высочество, - Мелн склонил голову, как только хозяин перевёл взгляд с новорождённых на него.
   - Как ты их принимал?
   - Когда я увидел, какими они уродились, я велел прокипятить ткань, чтобы завернуть их. Я также послал за свежими куриными яйцами и обмазал их кожу белком…
   «Всё правильно сделал, - подумал королевич. – Всё правильно сделал, но дрожит, как овечий хвост, потому что у него не было инструкции». Сколько пришлось положить труда, чтобы эти люди не смели вольно толковать и забывать мои распоряжения. А в итоге их охватывает смертельный ужас всякий раз, когда этих распоряжений нет.
   Из всех инструментов только люди способны приводить в отчаяние.
   - Отлично, Мелн. – И, встав, четко и ясно произнёс: - Продолжайте обмазывать их свежим яичным белком, следите, чтобы не было повреждений и нагноений. Когда зашевелятся, поите молоком через трубочку. Мы должны любой ценой их выходить. Вопросы есть?
   Слуги молчали и выглядели сейчас не менее жалко, чем эти скорченные дракончики.
   - Если появятся, задавайте сразу, - королевич развернулся к выходу.
   И только тогда кто-то дерзнул подать голос:
   - Разве эти уродцы могут выжить, Ваше высочество?
   Остановился, посмотрел в глаза смельчаку. Снисходительно усмехнулся:
   - Они просто недоношенные. Так выглядит всякий дракон за два месяца до рождения.
   - Но сроки… и размеры…
   - Значит, им положено больше. За два последних месяца дракон вырастает в полтора раза. Вам понятно, что это значит?
   О том, что королевич ещё во студенчестве вскрывал драконих и драконят и вскрывал бы людей, если бы это ему понадобилось, знали все.
   Ходили также слухи, будто в детстве его больше всего занимал вопрос: почему у большинства зверей на Острове раны, если их не обрабатывать, гноятся и рубцуются, а у людей заживают быстро и без следа? Так он что сделал – порезал себе руку и какой только гадости в рану ни сыпал, пока она наконец не загноилась! Шрам, говорят, остался знатный… Впрочем, кто его видел?


Оставьте в сердце капельку любви
Pour сeux qui ont besoin de votre vie.
 
 
Хранитель ключей Elenna

Дата: Четверг, 30.01.2014, 19:18 | Сообщение # 3

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 227

Награды:
Отсутствует в Театре
Вернувшись в кабинет, хозяин нагорья достал из ящика стола письмо государя и, ещё раз бегло прочитав его, со вздохом принялся за ответ.
   «Отец», - легло на бумагу первое слово.
   Перо помедлило и вывело ещё пару строк: «Не гневайтесь, что не приеду и в этот раз. Я не могу даже ненадолго оставить дело на этих людей. На следующий же день после моего отъезда они перетравятся, или погубят животных, или поднимут бунт»…
   Вот разве что сбежать они не смогут, подумал королевич. Как у любой государственной тайны, у этого питомника надёжные хранители.
   «Что касается возможных пересудов, мнение наших придворных меня интересует в последнюю очередь».
   Он знал, что отцу не понравится эта строчка: будущий король не должен пренебрегать чужими мнениями. Он должен создавать их сам и умело использовать. В том числе поэтому Арксис никогда не желал наследовать трон.
   «Вам известно, отец, какой тяжёлой утратой была для меня смерть матери. Но у меня всё же есть дела важнее, чем из года в год удостоверять свою скорбь».
   Теперь о самом главном. В поисках вдохновения поднял глаза на карту Известного мира, занимавшую целую стену. Остров, изрезанный государственными границами, напоминал блюдо, кем-то разбитое и склеенное. И Латара, страна Алого Солнца, ютившаяся на южном побережье, была далеко не самым крупным осколком.
   «Я понимаю Ваше скептическое отношение к моим исканиям. Но ведь я ищу для Вас победу. Я верю в Ваши цели, отец, но наше королевство мало, наша армия не превосходит числом даже ближайших соседей, наша торговля полностью зависит от воли Серебряного Сокола и Зелёного Щита. И всё, что по-настоящему отличает наш край, это Проклятое нагорье да близость к Материку. И то, и другое всегда считалось нашим проклятием, но Вы сами учили меня, что слабость надо обращать в силу. Вы говорите, то, чем я занимаюсь, нельзя назвать наукой, и я соглашусь. Я просто кидаю игральные кости, надеясь на счастливый случай. Выигрыш приходит не ко всем, но он никогда не приходит к тем, кто не играет.
   Я не жалею, что последние два года и три месяца провёл здесь, а не в университете и не при дворе. Когда-нибудь Вы признаете, что я сделал правильный выбор
».
   Перечитал, поморщился от собственного многословия. Отец всегда говорил: за ворохом лишних слов люди скрывают ложь, вину и страх. Интересно, ему не скучно и не противно постоянно читать в чужих сердцах?
   А страх и вправду есть. Слова государева письма били, как стрелы: «Тебе скоро 21 год, Арксис, и тебе давно пора послужить государству. У нашего соседа, Серебряного Сокола, две королевны на выданье. Нам нужен военный союз, и нам нужен наследник. Не хочешь сидеть на троне, будь добр, потрать пять минут перед сном».
   Ну и что я буду делать с молодой женой, притащу её на Проклятое нагорье? Или оставлю во дворце и предоставлю самой себе? Любопытно, какого наследника она родит… В обоих случаях любопытно.
   «Что касается союза с Серебряным Соколом, любая из их дочерей, я полагаю, рассчитывает стать супругой короля, а не животновода. Простите, что напоминаю Вам, отец, но ведь Вы – вдовец».
   И в завершение – обязательный минимум семейных чувств:
   «Поцелуйте от меня малюток Сейлу, Лею и Глеру. Уверен, сёстры растут умницами и красавицами.

Ваш любящий сын
Арксис
10 день месяца изобилия, 2408
».


Оставьте в сердце капельку любви
Pour сeux qui ont besoin de votre vie.
 
 
Хранитель ключей Elenna

Дата: Суббота, 30.05.2015, 16:58 | Сообщение # 4

Некогда мастер Витражей
Сообщений: 227

Награды:
Отсутствует в Театре
Глава первая.

По стенам ущелья плясали солнечные блики. Дикие ручьи, не знающие русла, сбегали по скалам, сливаясь в один бурный поток и срываясь грохочущим каскадом в талое озеро. Здесь не было дороги, и двум всадникам пришлось перейти с рыси на медленный шаг. Кони ступали осторожно: то по плоским камням, то по мху, в котором тонули по самые бабки, то сквозь цветущие заросли. Много выше по течению наконец появился пологий берег, но нигде не было и подобия хоженой тропы.
Бросив взгляд назад, то есть вниз, на верхушки хвойного леса и серебристые чаши озёр, один из всадников – король Тэнлин – не смог сдержать восторга:
- У тебя красивая страна! Признаться, я никогда не думал, какая она за пределами твоей резиденции.
Его спутник, король Верикс, с ловкостью, неожиданной для человека его лет, спрыгнул на землю, зачерпнул ладонями студёной воды из ручья, с наслаждением испил её.
- Ты прав, дорогой тесть, моя страна прекрасна. Но по сравнению с тем, что мы сегодня увидим, меркнут даже эти красоты!
Этим утром, ещё до рассвета, они тайно выехали из столицы Алого Солнца, не взяв с собой ни одного слуги, ни одного охранника.
Всадники были немолоды, обоим под шестьдесят. Оба до сих пор были крепкими воинами, а лет сорок назад им доводилось встречаться в бою. Кто бы мог тогда подумать, что они породнятся? Но любовь – достойная баллады любовь Верикса к старшей дочери Тэнлина (её ответное чувство не заставило себя долго ждать) – всё за всех решила. Счастливый брак длился уже почти шестнадцать лет. За это время Тэнлин полюбил бы Верикса, как родного сына, если бы тот не годился ему в старшие братья.
- Правду ли говорят, что Арксис намерен отречься от права наследования? – осторожно осведомился Тэнлин, когда они продолжили путь.
- Я не хотел бы, чтобы об этом говорили. Будет лучше, если его по-прежнему будут считать моим преемником. Но да, это так.
- Значит, твой младший – Лек – наследник не только моих, но и твоих земель… Когда мы оба уйдём к небесным предкам, Серебряный Сокол и Алое Солнце объединятся. Это ли не славно?
Верикс обаятельно рассмеялся, похлопал тестя по плечу:
- Леку всего четыре года, значит, нам рано проситься к предкам. Мы ещё не все свои войны отвоевали!
Тэнлин помрачнел: ему были известны замыслы зятя. И хотя звучали они весьма заманчиво, в глубине души король страны Серебряного Сокола верил: допустима лишь та война, которой не избежать.
- Я слышал, Зелёный Щит вновь две недели продержал твоих купцов на границе, - сказал Верикс.
- Да, убытки огромны.
Вздох сочувствия:
- Кто поймёт это лучше, чем я…
Зелёному Щиту покровительствует Росомаха, одна из трёх сильнейших держав Острова. Вчера за бокалом вина Верикс очень убедительно объяснял, почему Росомаха не станет проливать кровь за союзника, но кто может поручиться? Посылать полки на верную гибель – что может быть хуже?
- Вдвоём у нас достаточно сил, чтобы разнести наглецов в пух и прах, - продолжал между тем Верикс. – Их земли мы поделим поровну. А после нашей смерти твоему внуку достанется не два, а три королевства.
- Я всё-таки жду беды от Росомахи, дорогой зять.
- Сегодня ты убедишься, что это Росомахе следует ждать беды.
Утреннее солнце поднималось всё выше. Огибая утёсы, блистающие талой водой и изумрудным мхом, минуя шумные водопады и безмолвные сосновые рощи, венценосные всадники коротали дорогу такими разговорами, что за каждое слово шпионы Росомахи, пожалуй, отсыпали бы пригоршню золота. Но небо и камни равнодушны к интригам и деньгам.
За очередным непримечательным поворотом всадникам открылось полукружье чёрных скал. Вокруг было ни травинки, лишь выжженная земля и камни, да в самой середине – сваленные в кучу стволы свежесрубленных деревьев. Дальше пути не было.
- Мы приехали, - сказал Верикс своему спутнику.
Водворилось напряжённое молчание. Кони под королями беспокойно загарцевали.
Спустя несколько мгновений поднялся ветер, и на небо словно наползла туча. Солнце скрылось, мир померк. Тэнлин поднял голову и ахнул.
Громадное крылатое существо. Оно казалось совершенно чёрным оттого, что заслоняло свет.
Неужто латарцы приручили тварь с Материка?.. На берег страны Алого Солнца порой приползали чудовища, многим из которых до сих пор нет названия. Но те внушали неизъяснимый ужас своим присутствием и отвращение – видом. А то, что сейчас, хлопая крыльями, зависло в небе над скалами, очертаниями больше всего напоминало дракона, но было в разы крупнее этого привычного спутника человека.
Существо сделало несколько кругов в воздухе, выполнило пару простейших лётных фигур и приземлилось у подножия скал, перед королями. Можно было разглядеть каждую чешуйку на его массивном теле. Облачко дыхания на секунду вспыхнуло, как изредка бывает, когда зверь ярится. Со спины огромного дракона наземь спрыгнули два воина… в доспехах.
- Невероятно!.. – воскликнул король страны Серебряного Сокола. Глаза его блестели неподдельным восторгом.
Во всех королевствах Острова издавна пытались вывести драконов посильнее и покрупнее. Но и самые сильные могли поднять в воздух лишь одного очень лёгкого человека. Такие звери использовались повсюду для воздушной разведки. Два года назад Верикс издал указ, повелевающий всем юношам и девушкам старше пятнадцати лет и весом до ста фунтов – без различия сословий – идти в армию драконолётчиками. Верикс мог себе это позволить: народ его обожал. Вот у той же Росомахи в воздушном дозоре служили дети-сироты. Служба драконолётчика редко длится больше двух лет: везучие просто вырастают и тяжелеют, остальные гибнут при облёте границ. Их сбивают своры мелких, бойцовых драконов – из тех, которых в бою бросают на пехоту и конницу.
- Сколько их у тебя? – спросил Тэнлин.
- Десяток, не считая племенных.
- Но как ты хочешь использовать их в войне? Для разведки они слишком заметны. А если кидать их на вражеские копья, быстро переведутся.
Верикс тонко улыбнулся и подал знак воинам. Земля содрогнулась, когда огромный зверь сорвался с места и, промчавшись сотню саженей, начал взлетать – в отличие от обычных драконов, этот не мог подняться в воздух с одного прыжка. На взлёте такое чудовище очень уязвимо, отметил для себя Тэнлин. Однако вскоре он мог думать лишь о том, с какой грозной грацией, с какой скоростью дракон набирает высоту… И вдруг с неба сорвался огромный столб пламени. Завал смолистых бревён вспыхнул, озарив стены скального цирка алыми бликами. Короли и их кони за добрую сотню шагов почувствовали нестерпимый жар и прянули назад. Обернувшись, они увидели сквозь огонь и дым тёмный силуэт дракона на гребне скалы.
Только спустя несколько минут, на обратном пути, к обоим всадникам вернулся дар речи.
- Что скажешь? – коротко спросил Верикс.
- Никогда не видел ничего подобного…
- Пусть это пока будет тайной. Зелёный Щит мы разобьём обычными силами. А это прибережём для Росомахи, если она объявит нам войну. Ведь ты со мной, дорогой тесть?

Королевну Дарь разбудил поцелуй в глаза – такой же тёплый и уютный, как утренний сон. Девочка лениво разомкнула веки и тут же кинулась обнимать свою матушку.
- С добрым утром, Дарь, - сказала королева, гладя её чёрные кудри.
- С добрым утром, маменька! Я по Вас так соскучилась!
Накануне вечером королевна приехала вместе с дедом из дворца Серебряного Сокола, где гостила целый месяц. Уставшую с дороги, её сразу отправили спать, а отцу и деду нужно было что-то обсудить, и мать была занята ими.
Королева распорядилась принести завтрак. Дарь, всё ещё сонная, завороженно смотрела, как тает кусочек масла в овсяной каше.
- Хорошо погостила у дедушки?
- Ой, так весело, маменька! Каждый день только игры, прогулки, танцы… А какие там у меня платья!..
- У тебя и здесь есть очень нарядные платья. Не пойму только, почему ты одеваешься так серенько…
Девочка вздохнула:
- Здесь мне наряжаться совсем не хочется…
Ещё бы! На фоне сводных сестёр, настоящих красавиц, она всегда чувствовала себя глупо, когда пыталась следовать моде. Тем более что сёстры это замечали и не упускали случая подтрунить. Дедушка Тэнлин всегда говорил: «Не обижайся на них. Они просто тебе завидуют: у тебя настоящая мать, а у них только мачеха». И Дарь, наверное, была бы великодушна, если бы сама не завидовала – их красоте.
А во дворце Серебряного Сокола она была единственной юной королевной, и все – от короля до конюха – смотрели на неё с умилением. Там её все баловали, все восхищались, какая она хорошенькая… И там ей совсем не хотелось браться за книги или выращивать розы, как здесь.
Стоит отметить, что в двух отношениях Дарь была не совсем обычной девочкой даже по меркам королевских домов Острова. Во-первых, её любимый дедушка был на пару лет моложе её отца, а во-вторых, у неё был единокровный брат, который был старше её матери.
- Ты совсем не поправилась, - укоризненно заметила королева.
Королевна виновато пожала плечами. Овсянку она уже уничтожила и принялась за десерт. Мочёное яблоко! Какая прелесть! Во дворце Серебряного Сокола они гораздо слаще, зато здесь пряные.
- Лек ещё спит? – спросила девочка.
- Да, моя радость. Вчера долго не могли его уложить: так взволновал его ваш приезд…
Братика никогда не отпускают с ней к дедушке. Он вообще не покидает дворца. Старший королевич Арксис называет его самым охраняемым объектом в государстве…
- А где отец?
- Уехал рано утром. Но к ужину должен вернуться.
Как бы ни было хорошо с матерью, после долгого отсутствия хочется обойти весь дворец, со всеми повидаться… Сначала, конечно же, с розой: за месяц она уж точно изменилась больше всех. Зайдя в оранжерею, Дарь с удовольствием отметила, что два цветка уже распустились – прекрасные алые венчики! А сколько ещё бутонов! Королевна деловито пощупала почву, напоила свою питомицу водой и отправилась бродить по залам, здороваясь со всеми встречными, включая слуг.
Вскоре она нашла сестёр. Девушки увлечённо суетились в гардеробной, решая, в чём появиться на торжественном ужине. Они просто искрились радостью. Конечно, ведь с королём Тэнлином приехало много благородных из страны Серебряного Сокола, и кто-то из них уже безнадёжно влюблён в Сейлу, кто-то в Лею, кто-то в Глеру. Королевнам было по восемнадцать лет. Тройняшек никогда не путали в семье, а вот как их различают поклонники?
- Как же мне быть? – спрашивала Глера. – Бирюзовое с этими серьгами? Или белое с жемчужными?
- Ты ещё не мерила вот это, с кружевом… И это, тоже беленькое, но смотри, гораздо интереснее! Ой, привет, Дарь!
- Доброе утро, - откликнулась младшая королевна.
- Если я надену белое, то буду сливаться с платьем, - вздохнула Глера с выражением вселенской скорби на лице.
- Глупости, я точно такая же белокурая и никогда не сливалась, - заявила Сейла.
- А я бы посоветовала бирюзовое, - сказала вдогонку Лея.
Каждый раз Глера выходила из-за ширмы ослепительно красивой и каждый раз недовольно кривила личико, разглядывая себя в зеркалах. Лея и Сейла только добавляли сомнений, рассуждая о каждом наряде весьма убедительно, хотя и противореча друг другу. Фрейлины, прислуживающие королевнам, молчали, зная по опыту, что их мнение никого не интересует.
- А ты что думаешь, Дарь? – спросила Глера.
- Я думаю, что мерить столько нарядов очень утомительно.
- Тебе хорошо: можешь не утомляться, - улыбнулась Глера. И, взяв произвольное платье, повесила его на канделябр. – Вот, и сразу видно, как сидит!
Сёстры прыснули со смеху.
Дарь обиделась и ушла. Сколько можно потешаться над её маленьким ростом и худобой? И зачем при фрейлинах?.. Теперь весь двор будет хихикать над этой глупой шуткой!

Брата Арксиса королевна нашла в столовой. Он почему-то никогда не завтракал в спальне или в кабинете, как остальные.
Большой семейный стол был накрыт для него одного, да так разнообразно, словно торжественный ужин решили провести прямо сейчас, не дожидаясь вечера.
- С добрым утром! – сказала Дарь и села рядом на лавку.
- С добрым утром, зверёк, – отозвался брат. И пожаловался: - Я так редко бываю дома, бегаю по объектам, полуголодный, а они мне овсянку хотели подсунуть! Я сказал, что желаю стол побогаче – и вот, смотри! Кажется, они вынесли с кухни всё, что там было.
- Ничего, я тебе помогу, – королевна тут же взяла тарталетку с икрой. – По-моему, слуги тебя до смерти боятся.
- Дворцовых-то я чем напугал?
К брату Арксису Дарь всегда тянулась. И даже не оттого, что он был с нею добр – скорее, оттого что сестёр-тройняшек он считал законченными дурами. О младшей королевне он был более высокого мнения, потому что иногда видел её в библиотеке. И к выращиванию цветов он оказался неожиданно благосклонен, хотя и советовал перейти на крыс или морских свинок: мол, так не в пример интереснее.
- Что это у тебя мордашка грустная? – поинтересовался Арксис. – Опять мои сёстры тебя обидели?
- Ну, не то чтобы… Просто они вредные… И почему это красота им досталась, а не мне?
- Этому есть исчерпывающее научное объяснение. Возьмём, к примеру, разные породы собак… - Заметив, что Дарь совсем скисла, брат решил её приободрить: - Да было бы чему завидовать! Всё равно их выдадут замуж за тех, у кого больше полков… Тебя, кстати, тоже.
- Их хотя бы мужья любить будут…
- Да брось ты.
- И, потом, я не хочу ради полков, я хочу по любви…
- Милая Дарь! – (Так он обращался к сестре только тогда, когда её непонятливость начинала его раздражать.) – Давно пора уяснить: люди королевской крови по любви не женятся.
- Неправда! А наш отец и моя мать?
- Не буду тебя ни в чём убеждать.
«Тебе просто нечего возразить!» - подумала королевна, гордая, что смогла переспорить такого умного и взрослого брата. И тут же задала вопрос, который давно вертелся у неё на языке:
- А тебя почему ещё не женили? Тебе ведь уже под сорок!
- Потому, - устало вздохнул Арксис, - что у меня с отцом договор. Я помогаю ему в военных делах, а он не покушается на мою свободу.
- Вот это да! – восхитилась Дарь. – А я так могла бы?
- Нет.

От дедушки Тэнлина королевна знала, что больше нигде на Острове торжественные мероприятия не проходят так, как во дворце Алого Солнца. Вместо ковров и гобеленов – голые каменные стены. Вместо золоченой люстры и светильников – огненный пояс факелов. Сводчатый потолок теряется во тьме; огромный зал, полный людей и знамён, гулок и сумрачен. Дедушка говорит, здесь всегда чувствуешь себя как на военном совете или на победном пиру – но в крепости, а не в королевской резиденции. Оттого и мысли сами собой клонятся к славным битвам и походам молодости.
Сама Дарь давно потеряла счёт официальным ужинам, на которых ей доводилось присутствовать, и всё здесь казалось ей совершенно естественным. Она с трудом представляла себе, как бывало раньше, до коронации её отца.
Помимо венценосной семьи во главе стола, здесь присутствовало до сотни благородных из обеих стран. Встречи с Серебряным Соколом случались так часто, что каждый гость, должно быть, нашёл бы и вслепую полагающееся ему по чину и роду место.
В самом начале, едва все расселись и установилась тишина, отец поднял кубок и произнёс:
- Для меня честь вновь приветствовать моего доброго соседа и тестя – короля Тэнлина Серебряного Сокола. В эти тревожные времена как никогда важно поддерживать тесные и теплые отношения между нашими государствами…
«Почему отец сказал, что времена тревожные? – подумала Дарь. – На нас ведь давно никто не нападает…» Но для всех присутствующих вельмож, судя по их лицам, слова короля были совершенно ясны и бесспорны.
После отца с ответным словом выступал дедушка Тэнлин. Его речь была сжатой и напряжённой. Он говорил про «общие угрозы» и назвал Алое Солнце не «другом и соседом», как обычно, а «союзником».
Весь зал, насколько могла оглядеть его королевна, замер, словно охотничья собака, ожидающая команды. Даже маленький Лек так серьёзно смотрел на королей своими большими синими глазами, словно понимал, что…
«… здесь делается история», - вдруг осознала Дарь. Ей не пришло на ум слово «война», ведь войну всегда объявляют нам, а не мы.
Только Сейла, Лея и Глера ничего особенного не замечали и продолжали кому-то загадочно улыбаться.
Странная напряжённость, впрочем, со временем развеялась, растворилась в выступлениях министров и советников. Как всегда, они хвалились достижениями, и, когда дошло до изобилия хлебов, Дарь едва сдержала зевок.
- Он каждый раз говорит одно и то же, - пожаловалась она шёпотом старшему брату. – Что нового в хороших урожаях?
Арксис склонился к её ушку:
- Даже из этого скучнейшего доклада умный человек может сделать выводы.
- Какие?
- Ну, помимо прочего, он проговорился, что продовольствие подешевело почти вдвое. Значит, у крестьянской семьи не будет и половинки золотого, чтобы что-то купить у ремесленников в городе. А это сулит нам упадок деревни и скудные урожаи, про которые тебе будет интересно слушать.
- Значит, наши дела совсем плохи?.. – расстроилась королевна.
- Нет, напротив. – Насмешливая улыбка. – Когда крестьянской молодёжи станет не на что сходить в кабак, она потянется в солдаты. Ну, а если от их жалованья что-то перепадёт родне, то и деревня не обнищает.
Тем временем заговорил другой министр. Он бодро сообщил, что с каждым годом всё больше народу всех сословий сдает экзамены на чиновничьи должности, а прежний порядок назначений уходит в небытие. Гостям из страны Серебряного Сокола, должно быть, до сих пор странно слышать: «народ всех сословий», - подумала Дарь. Ведь везде на Острове народом называют простолюдинов, а в королевстве Алого Солнца – всех подданных.
«Мой народ», - так скажет заграничный помещик про своих крепостных. Смешно и непривычно для иностранцев звучит эта же фраза из уст латарского купца или солдата. Или вот ещё: где-нибудь в землях Росомахи скажут: «Дружина барона такого-то уничтожила шайку разбойников». А в стране Алого Солнца: «Наши дружинники во главе с бароном таким-то…»
В дедушкином замке говорят, что это тоже повелось только при короле Вериксе.
За столом между тем обсуждали ещё одну латарскую особенность – училища, где годами готовят особую пехоту и конницу. Ни у кого не было сомнений, что эти новые войска имеют огромные преимущества перед обычными, какие набирают на площадях и сразу бросают на войну.
- Если это так хорошо, почему мы одни до этого додумались? – шепнула Дарь Арксису.
- Умница, хороший вопрос. На самом деле, ни у кого просто не прижилось. Слишком дорого их выучить, а потом содержать. А распустишь – они пойдут в разбойники. Или в наёмники к твоим же врагам.
- Но у нас ведь так не будет, правда?
- У нас деньги не кончатся.
- Ого! – И, заметив, как несколько человек обернулись в её сторону, перешла на самый-самый тихий шёпот: – Ты научился превращать железо в золото?
- Не я, а наш отец.
Заинтригованная Дарь ожидала подробностей, но старший королевич лишь посмотрел на неё строго:
- Всё, о чём мы говорили, государственная тайна. Понятно?
- Понятно…
С тем же успехом всё это может оказаться розыгрышем. Правда, брат Арксис почти никогда не шутит и очень редко врёт.
Устав слушать отцовских вельмож, королевна на миг засмотрелась, как высокие узкие окна под каменным сводом просеивают сквозь завитки дыма последние лучи заката. На стенах перешёптывались факелы, скрадывая тайные переговоры людей. Вот дядя Ларитан о чём-то украдкой беседует со своим вассалом. С непривычно хитрым и привычно самодовольным видом.
Про дядю Ларитана Дарь знала, что тот был бы королём, если бы появился на свет хоть одним днем раньше. Его отец, прежний латарский государь, умер внезапно от лихорадки, сыновей у него не было, но королева должна была вот-вот родить. Благородные не стали ждать себе короля-младенца и присягнули Вериксу, племяннику покойного властителя. Бедный дядя Ларитан рос с чувством того, что у него украли трон. Он даже не брался ни за какие государственные дела, заявляя, что не желает служить узурпатору.
Поэтому Дарь очень удивилась, когда дядя взял слово.
- Я хотел бы привлечь внимание собравшихся к нашим законам. Как известно, в указе «О воздушной разведке» говорится (цитирую дословно): «Призыву подлежат все наши подданные, достигшие совершеннолетия и пригодные по весу, без различия пола и сословия». Вспоминаю эти строки – и вижу перед собой драгоценную племянницу Дарь. Напомню, летом ей исполнится пятнадцать, так не стоит ли до этого времени поправить закон, чтобы не смущать народ? Ведь никто, конечно, всерьёз не полагает, что она пойдёт в армию…
Зал сковало молчание. Мельком взглянув в сторону отца, королевна увидела на его лице то особенное выражение, которое появлялось лишь в самых нехороших ситуациях и было понятно лишь самым близким. Дядя Ларитан, в чью заботу девочка не верила ни секунды, явно пытался сдержаться, но улыбка так и прыгала в уголках его рта.
- Разумеется, я пойду, - звонко, с вызовом молвила Дарь Алое Солнце. – Разве Вы когда-нибудь слышали, чтобы это обсуждалось?
Она едва успела договорить, когда брат Арксис пожал под столом её ладошку.
Маменька и дедушка Тэнлин смотрели на неё, как на безумную, но молчали, не желая выносить семейные дела на общий суд. Зато на отцовом лице не осталось и тени того нехорошего беспокойства. «Значит, - рассудила королевна, - я ответила правильно».


Оставьте в сердце капельку любви
Pour сeux qui ont besoin de votre vie.
 
 
Гильдия Витражей » Здание Гильдии » Белая галерея » Сказка про драконов ((а также про войну, интриги и любовь))
Страница 1 из 11
Поиск:
Посетители дня:
 
ПОЛКА ДЛЯ ЗАПИСОК:
     
200
Copyright MyCorp © 2006